Правильные Отношения

О том, как любим МЫ,
и о том как любят НАС!

Неуслышанные дети – несчастливые взрослые УДОБНЫМ детям – очень НЕ удобно жить ТАЙНА попадания в зависимость А ваши дети умеют формулировать просьбы?
Новости
Подписываемся в нашу группу в ВК

Правильные Отношения
Подписаться письмом

Глава 10. Совершать ошибки - нормально

Кроме того, что все дети уникальны и различны, каждый из них приходит в этот мир со своим особым набором задач и проблем. Безупречных детей нет. Все дети совершают ошибки. Каждый  человек совершает ошибки. Ожидать, что ребенок не станет совершать ошибок, — значит проявлять по отношению к нему жестокость и давать неверное представление о жизни. Это значит, что вы устанавливаете для него стандарты, которым он никогда не сможет соответствовать. Когда родители ожидают от ребенка совершенства, он чувствует себя неполноценным, поскольку не в силах отвечать их стандартам.
 
Все дети совершают ошибки; это абсолютно нормально, этого следует ожидать.  
 
Родители должны постоянно корректировать свои стандарты и ожидания, чтобы они соответствовали естественным задаткам ребенка. Способности ребенка изменяются с возрастом. У разных детей способности различны. Если ребенок слаб в какой‑то сфере, ему требуется больше помощи, вплоть до того, что родителям иногда придется вести его за руку. Нельзя, чтобы у малыша создавалось ощущение, будто бы с ним что‑то не в порядке, когда он совершает ошибки. Если вы слишком часто стыдите ребенка, у него создается впечатление, будто он плох, ни на что не годен или с ним что‑то не так. Он чувствует себя неудачником и утрачивает свою естественную мотивацию к действию и уверенность в себе.
 
ОТ НЕВИННОСТИ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ
 
Малыши до девятилетнего возраста еще не могут не винить себя, когда их стыдят. Любое наказание, неодобрение или недовольство в ответ на ошибки ребенка в итоге вызывает в нем чувство стыда. Если возникает какая‑то проблема и никто другой не берет на себя ответственность за нее, ребенок принимает вину на себя.
До девятилетнего возраста ребенок не видит разницы между «я сделал  что‑то плохое» и «я  плохой». До девяти лет человек еще не способен мыслить логически. Малыш реагирует на ситуации следующим образом: «Если я сделал что‑то плохое, значит, я плохой» или «Если я сделал что‑то нехорошее, значит, я нехороший».
Если ребенок, еще не развивший чувство собственного «я», совершает ошибку, ему пока еще не на что опереться. Если он совершил ошибку, значит, он сам — ошибка. Когда ребенок берет на себя слишком большую ответственность за что‑то, родители могут исправить положение, взяв ответственность на себя. Если родители возьмут ответственность за что‑то, что произошло с ребенком, на себя, сам он не почувствует вины.
Многие взрослые страдают от заниженной самооценки и чувства собственной несостоятельности именно потому, что они сами до сих пор еще не научились видеть это различие. Если им случается совершать ошибки, такие люди приходят к заключению, будто они недостаточно хороши. У этих людей уже развита способность к логическому мышлению, но их просто не научили чувствовать себя невинными до девятилетнего возраста. Они могут даже понимать разумом, что не плохи, но в глубине души все‑таки чувствуют себя плохими или недостойными.
Взрослый человек со здоровой самооценкой отвечает на собственные ошибки приятием и желанием извлечь уроки из этих промахов. Ниже я привожу несколько примеров того, как здоровый взрослый человек реагирует на свои ошибки:
 
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку я не знал, как сделать лучше.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку кроме этого я сделал и много хорошего.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку теперь я могу извлечь урок из своей ошибки и в будущем действовать лучше.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку я могу возместить ущерб или исправить сделанное.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку старался сделать все как можно лучше. Другие тоже совершают ошибки, и при этом они не плохи.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку я не хотел, чтобы так получилось.
Если я сделал что‑то плохое, это не означает, что я плох, поскольку это произошло случайно.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку учусь на своих промахах и скоро буду делать все намного лучше.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку никто не ждет от меня совершенства.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку сегодня я просто себя плохо чувствую или у меня был тяжелый день.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку эта задача была слишком сложна для меня.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку никто не бывает всегда на высоте.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно; хороший, поскольку признаю свою ошибку и смогу исправить ее в будущем.
Если я сделал что‑то недостаточно хорошо, я все равно хороший, поскольку и другие люди могли бы совершить ту же ошибку.
 
В каждом из этих случаев человек использовал логическое мышление, чтобы провести различие между «я сделал что‑то плохое» и «я плохой». Исследования по развитию детского сознания однозначно свидетельствуют, что малыши до девяти лет не обладают способностью к логическому мышлению. Если вы обращаете слишком много внимания на ошибки ребенка, тот в итоге начинает чувствовать, будто он плох или не соответствует вашим требованиям. Вместо того чтобы обращать слишком много внимания на саму ошибку, позитивное воспитание сосредоточивается на решении. Если ребенок знает, что он хороший, он остается открытым для вашего руководства и сотрудничества; дети, которых много стыдят, просто закрываются.
 
Малыши до девятилетнего возраста еще не способны не винить себя, когда их стыдят. 
 
Стыдить ребенка всегда нецелесообразно. Только после девятилетнего возраста нужно понемногу предлагать ребенку брать на себя ответственность за ошибки и исправлять их. В первые девять лет жизни ребенок должен развить в себе ощущение невинности, а в следующие девять лет — научиться ответственности. Когда ребенку исполняется девять лет, он уже готов понемногу принимать на себя ответственность за свои промахи и исправлять их. До девяти лет родители должны смотреть на ошибки ребенка сквозь пальцы и относиться к ним нейтрально.
Если слишком рано приучать малыша принимать на себя ответственность за свои ошибки, он начинает чувствовать себя плохим или недостойным. Когда у ребенка нет основательного опыта невинности, его врожденная способность исправлять собственные ошибки не развивается.
Вместо того чтобы наказывать и стыдить своего малыша, стараясь исправить его поведение, используйте пять методов позитивного воспитания. Не стоит сосредоточиваться на проблеме, — просто попросите его поступать в будущем так, как вы хотите. Не останавливайтесь на проблеме — сразу переходите к решению.
Если малыш разбил вазу, нет смысла сосредоточивать внимание на этой ошибке. Вместо этого скажите что‑то теплое и ласковое, вроде «Ах, разбилась наша красивая ваза. С вазами нужно вести себя очень осторожно. Они такие хрупкие и так легко бьются. Давай‑ка оставим все свои дела и уберем осколки».
 
Нет никакого смысла сосредоточивать внимание на ошибке малыша.  
 
Ваше недовольство малышом вовсе не увеличивает его способность учиться на своих ошибках. Оно только конфузит ребенка и мешает его развитию. Когда малыш разбивает вазу, мама может подумать: «Нужно, чтобы он твердо знал, что это нехорошо и что маму следует слушаться». С новыми методами позитивного воспитания необходимость стыдить ребенка отпадает. Результат, к которому стремится мать, — сотрудничество со стороны малыша. Пять методов позволяют этого добиться.
Тут нет необходимости даже в том, чтобы ребенок признал, что разбил вазу. Некоторые дети склонны отрицать свою причастность к проступку, поскольку боятся наказания или неодобрения. В данном случае настоящая проблема состоит не в том, что малыш запирается, а в том, что он боится.  Особенно это касается детей до девяти лет: нет никакой пользы от того, что вы устроите малышу перекрестный допрос, припрете к стенке и докажете вину. Таким образом вы обращаете слишком много внимания на саму пробле му, а не на ее решение. Решение же состоит в том, чтобы суметь побудить ребенка к сотрудничеству.
Нет нужды наказывать ребенка или читать ему лекции, чтобы он понял, насколько дорогой или ценной была ваза. До шести или семи лет дети вообще не понимают ценности денег. Для ребенка пять долларов, пять сотен и пять тысяч — одно и то же. Если родители применяют пять методов позитивного воспитания, ребенок автоматически будет впредь вести себя более осторожно и осмотрительно — не только в обращении с вазами, но и со всеми остальными предметами. Вместо того чтобы ослаблять волю ребенка к сотрудничеству посредством наказания и стыда, мудрый родитель относится к ошибке нейтрально или с оттенком скуки и сосредоточивает свое внимание на том, чтобы убрать осколки.
Даже в общении с более старшими детьми (от девяти до тринадцати лет) или с подростками нет особого смысла сосредоточивать свое внимание на ошибке, если ребенок отрицает свою причастность к происшедшему. Дети и подростки обычно полагают, что, если вы не можете доказать их проступок, дело обстоит так, как будто бы они и не совершали его. Вместо того чтобы пытаться доказать вину ребенка, мудрый родитель обращает свое внимание на более важную проблему: подросток считает небезопасным признавать свою ответственность.
В данном случае родитель может просто объяснить, что произошло бы, если бы ребенок был ответствен за то, что ваза разбита, а затем оставить этот разговор. Если подросток поймет, что ему придется всего‑навсего убрать осколки, но он не будет наказан и не потеряет любовь родителей, то впредь будет охотнее брать на себя ответственность за собственные ошибки.
 
ТАК КТО ЖЕ ВСЕ‑ТАКИ ВИНОВАТ?
 
С точки зрения позитивного воспитания, если семилетний ребенок разбивает вазу, его вины в этом нет. Ведь ему всего семь лет, и нельзя ожидать, что он понимает ценность этой вазы. Даже если он поймет ее ценность, нельзя ожидать, что он будет помнить об этом. Во время игры семилетние дети иногда ломают вещи. Пусть даже родители велели малышу не прикасаться к вазе, — все равно ребенок не виноват, поскольку он просто на время забыл об этом. Он просто потерял контроль над собой. Когда ребенок теряет над собой контроль, его вины в этом нет.
Если в машине отказывают тормоза, вы не виноваты, что машина выходит из‑под контроля. Машина разбивается не вследствие вашей ошибки, — ведь вы ничего не могли поделать в данной ситуации. Если вы теряете контроль над машиной из‑за того, что не работают тормоза, вашей вины в том, что машина разбилась, нет.
 
Если у вас не сработали тормоза, вы не виноваты в том, что машина разбилась. 
 
Однако, с другой стороны, в том, что у машины отказали тормоза, ваша вина все‑таки есть. Это ваша машина, и именно вы сидели за рулем, когда она врезалась в чью‑то садовую ограду. Если рассматривать вопрос о том, кто должен возмещать ущерб, то в этом происшествии виноваты вы. Должен же кто‑то, в конце концов, заплатить за разрушения.
И даже с этой точки зрения все не так однозначно. Возможно, виноват ваш механик, который вовремя не заметил и не устранил неполадку. Кто тогда должен платить — вы или механик, который недавно проводил техосмотр машины? А может быть, виноват продавец, который всучил вам заведомо неисправный автомобиль. Или виноват производитель, поскольку автомобили данной модели следовало вообще прекратить выпускать.
Из этого простого примера видно, что определить вину и ответственность бывает довольно сложно, и нередко для этого требуется помощь экспертов, юристов и судей. Если даже взрослые не могут определить вину без судей и юристов, как можно ожидать, что с этим легко справятся дети?
К счастью, благодаря позитивному воспитанию нам уже не нужно привлекать детей к ответственности за их ошибки, чтобы побудить их к сотрудничеству в будущем. Когда ребенка воспитывают при помощи этих методов, то к зрелости он развивает в себе ответственность, склонность к сотрудничеству и желание исправлять собственные ошибки, — так что в конечном счете ему меньше нужны юристы и суды.
 
ОБУЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
 
Вместо того чтобы учить детей считать себя плохими из‑за совершаемых ими ошибок, нужно научить их извлекать уроки из своих промахов и, если нужно, нести ответственность и исправлять ошибки. Некоторые родители и рады были бы не наказывать ребенка и не заставлять его расплачиваться за ошибки, но они боятся, что тогда ребенок не научится отвечать за свои промахи и возмещать ущерб. Это довольно важное соображение.
В конце концов, вы не можете извлечь из своего промаха урок и возместить ущерб, если прежде не признаете сам факт совершения ошибки. Такая ответственность очень важна для взрослых, чтобы исправлять свои ошибки, — но не для малышей. Для того чтобы извлечь урок, детям нет нужды нести ответственность. У совсем маленьких детей еще вообще нет чувства собственного «я», однако при этом они постоянно учатся и корректируют свои действия.
 
Чтобы исправлять свои ошибки, ответственность очень важна для взрослых — но не для малышей.  
 
Ответственность — это сознательное понимание того, что «я совершил ошибку». Ребенок до девяти лет еще не развивает чувство собственного «я». До этого возраста самокоррекция происходит автоматически — без участия чувства ответственности. У малыша еще нет чувства собственного «я» — того «я», которое совершило ошибку. Невинный ребенок корректирует свое поведение не потому, что он сделал что‑то плохое, но из врожденного стремления имитировать родителей и сотрудничать с ними.
Если от детей добиваются ответственности за ошибки, их естественная склонность к самокоррекции посредством имитации и сотрудничества притупляется. А эта самокоррекция очень важна для обучения и роста. Жизнь — это процесс проб и ошибок. Все совершают ошибки.
 
В жизни преуспевают те люди, которые умеют корректировать свои действия, изменяя свое мышление, отношение или поведение.  
 
Ответственность, не омраченная чувством неадекватности или несостоятельности, рождается из ощущения, что совершать ошибки — нормально. После того как в течение первых девяти лет ребенок имеет возможность совершать промахи, не боясь быть наказанным или утратить любовь, он готов развить в себе соответствующее чувство ответственности. Если совершать ошибки — нормально, ребенок может без всяких опасений признавать их и извлекать из них уроки.
 
ВСТРОЕННАЯ ПРОГРАММА САМОКОРРЕКЦИИ
 
Дети запрограммированы для автоматической самокоррекции после совершения ошибки. Главная причина, почему дети и взрослые не корректируют свое поведение, состоит в том, что они боятся признать свой промах. Естественная самокоррекция требует ощущения, что совершать ошибки —нормально.
 
Чем сильнее ребенок боится совершать ошибки,  тем больше притупляется его врожденная способность корректировать свое поведение.  
 
Боязнь совершить ошибку безмерно увеличивает вероятность того, что она все‑таки будет совершена. Наказывая или стыдя ребенка за ошибки, вы усиливаете в нем боязнь и ослабляете врожденную способность к самокоррекции. Родителям нужно помнить, что дети — с небес. Самокоррекция — автоматический процесс, осуществляющийся главным образом посредством имитации и сотрудничества, а не наказания и стыда.
 
ОСОБЕННОСТИ ОБУЧАЕМОСТИ ВАШЕГО РЕБЕНКА
 
Даже если вы не наказываете и не стыдите ребенка, процесс самокоррекции идет постепенно. Здесь, как и при обучении любым другим навыкам, многое зависит от особенностей обучаемости .  Как мы уже рассмотрели, способности к усвоению тех или иных навыков у разных детей разные. Кто‑то легко обучается езде на велосипеде, а кто‑то без проблем отправляется спать в положенное время. Даже если родители делают все правильно, им может потребоваться немало времени, энергии и внимания, чтобы научить конкретного ребенка вести себя за столом как следует.
 
Если ребенку требуется много времени, чтобы научиться чему‑то, в этом не виноват ни он, ни родители. Просто ему требуется на это много времени.  
 
Задавая ребенку направление и демонстрируя правильные действия, родитель учит ребенка должному поведению, которое становится результатом постоянной самокоррекции. Это — все, что могут сделать отец с матерью, а остальное — в руках ребенка, и он совершит свою работу в должное время.
Родители склонны отвечать на ошибки ребенка безграничной любовью и терпением до тех пор, пока тот не научится общаться. После этого родители приходят к ложному заключению, будто ребенок понимает обоснование их просьб. Для того чтобы ребенок не рисовал на стенах потому, что так не годится, необходимо, чтобы малыш обладал способностью к логическому мышлению, которой у него еще нет. Ожидая, что ребенок отправится в кровать, поскольку ему нужно выспаться перед предстоящим днем, вы требуете от него слишком сложных рассуждений.
Когда младенец швыряет пищу на пол, родители прощают его и проявляют терпение, поскольку ребенок, очевидно, еще не знает, как себя вести. Но как только малыш научится кое‑как общаться, родители приходят к заключению, будто бы он уже знает, как себя вести. Почему? Потому что родители объяснили ему и дали логическое обоснование. Родители предполагают, что, поскольку малыш может общаться, он может понять и логическое обоснование их просьбы.
В некоторых случаях, прежде чем ребенок усвоит ту или иную линию поведения, ему нужно напомнить о ней двести раз. Бегун способен научиться уже после одной просьбы, но прыгуну может потребоваться двести напоминаний, прежде чем он внезапно начнет вести себя как надо. Ходок будет понемногу прогрессировать после каждой просьбы, но и ему необходимо повторить много раз. Чтобы дать ту любовь и поддержку, которые необходимы вашему малышу для самокоррекции, необходимо понять и принять его уникальные особенности обучаемости.
 
ЗАЧЕМ НУЖНО ПОВТОРЕНИЕ
 
Чтобы понять, зачем нужно повторение, рассмотрим обучение удару в бейсболе. Прежде чем новичок сможет отправить мяч туда, куда он хочет, ему может потребоваться две сотни попыток. После того как он двести раз взмахнет битой, мяч наконец полетит по нужной траектории.
Подобным же образом ребенку может потребоваться две сотни напоминаний, прежде чем он станет автоматически реагировать на определенную просьбу вроде: «Не бросай, пожалуйста, еду на пол. Пусть пища остается на тарелке». Кормя с ложечки младенца, мать предусмотрительно стелет на пол полиэтиленовую пленку.
Родителям следует помнить, что даже после того, как ребенок научится общаться, его мозг продолжает развиваться и изменяться каждый день. Побуждением к должному поведению для ребенка служат не рассуждения и не логика. Для того чтобы корректировать свои действия, ему требуются повторяющиеся просьбы или команды.
Внешне может показаться, будто малыш сознательно извлекает уроки из своих ошибок, но это не так. До девяти лет ребенок учится посредством имитации и следования указаниям. Если вы чем‑то недовольны, ребенок тоже будет этим недоволен. Дети имитируют вашу реакцию, но не понимают ее. До девятилетнего возраста они не способны к логическим рассуждениям.
Если ошибки малыша вас расстраивают, он будет чувствовать, что плох, но это ни в коей мере не означает, что он научится чему‑то, — разве что бояться ваших реакций и подавлять собственную волю. Позитивное воспитание позволяет вам сохранить волю ребенка и усилить его стремление к сотрудничеству. Именно таким образом дети учатся лучше всего.
 
УЧИТЬСЯ НА ОШИБКАХ
 
Одна из самых больших ошибок, которые совершают родители, — предположение, будто дети до девятилетнего возраста могут сознательно учиться на собственных ошибках. Родители пытаются приучить ребенка извлекать уроки из ошибок, а нужно сосредоточить свое внимание на том, чтобы побуждать малыша к сотрудничеству и подталкивать его к нужному поведению. Если ребенок совершает много ошибок, нет ничего удивительного в том, что он совершает их и дальше.
Дети не могут сознательно учиться на собственных ошибках до девятилетнего возраста. Однако они автоматически корректируют свое поведение. Они учатся таким поведенческим моделям, как уважение к окружающим, желание помочь, умение слушать, способность к сотрудничеству и стремление делиться исключительно посредством имитации и следуя родительским указаниям.
 
Когда ребенка снова и снова направляют к правильному поведению, он постепенно начинает понимать, что хорошо, а что плохо.  
 
Если ребенок постоянно доставляет вам беспокойство своими ошибками, чаще всего это происходит потому, что ему не хватает необходимой структуры, ритма или надзора. С этой точки зрения за ошибки ребенка всегда ответственны родители. Поэтому неверно перекладывать ответственность на плечи малыша.
Пока ребенку не исполнится девять лет, он еще не может руководить собой сам, поскольку, не обладая способностью к логическому мышлению, дети могут только подражать. А с девяти до восемнадцати они еще только учатся ответственности. Приблизительно в восемнадцатилетнем возрасте молодой человек уже может быть полностью ответственным. Тогда мы позволяем ему жить самостоятельно, и отныне он несет полную ответственность за свои поступки.
 
Многие родители ожидают от малыша  ответственности, свойственной девятнадцатилетнему человеку. Это ошибка.  
 
Дети учатся беречь вещи и уважать окружающих не потому, что их призывают к ответственности, а потому, что они видят, как ведут себя родители. Не так уж редко приходится наблюдать, как мама колотит своего малыша, приговаривая: «Я не хочу, чтобы ты бил своего братика. А ну‑ка, извинись немедленно!»
Дети учатся посредством подражания. Если родители кричат на детей и бьют их, дети тоже дерутся и. кричат друг на друга. Когда родители относятся друг к другу уважительно и просят прощения за свои ошибки, то и дети постепенно учатся уважать окружающих и готовятся к тому, чтобы, начиная с девятилетнего возраста, развивать в себе ответственность. Если в течение первых девяти лет жизни ребенок чувствует себя невинным и не ответственным за ошибки, то у него есть возможность подготовиться к тому, чтобы учиться на своих ошибках, когда его мозг достаточно разовьется Дети, которым не были даны девять лет невинности, тоже способны учиться на собственных ошибках, но им труднее прощать себе эти промахи. Такие дети в большей мере склонны отрицать собственные ошибки, им труднее корректировать свое поведение. Если же ребенок прожил девять лет в невинности, у него мощный фундамент для здорового отношения к своим ошибкам. Он умеет прощать себя и постепенно учится на собственных промахах.
До девяти лет дети знают, что им нужно делать, лишь в той мере, в какой ими руководят родители. Если отец с матерью при меняют методы позитивного воспитания, у ребенка появляется мотивация к сотрудничеству, основанная не на страхе перед наказанием, но на инстинктивном стремлении радовать родителей и слушаться их.
Когда родители сосредоточиваются на ошибках ребенка, это не приносит ему никакой пользы.
Дети учатся тому, как правильно себя вести, сотрудничая с волей и желаниями своих родителей. Они учатся этому вовсе не потому, что анализируют, что хорошо, а что плохо. Вы назначаете ребенку тайм‑аут просто для того, чтобы ребенок вернулся под ваш контроль, а не для того, чтобы научить его, что хорошо а что плохо. Когда малыш сотрудничает с родителями и получает одобрение за сотрудничество, он учится вести себя ответственно. Он «отвечает» на желания и потребности своих родителей. Малыш ответствен  только в этом смысле. Это единственная разновидность ответственности, которую может развить в себе ребенок младше девяти лет.
 
НАУЧИТЬСЯ ИСПРАВЛЯТЬ ОШИБКИ
 
Если ребенок чувствует, что совершать ошибки безопасно, он может сосредоточиться на том, что следует сделать после того, как он допустил промах. Родители должны на собственном примере демонстрировать ребенку, как нужно вести себя после совершения ошибки, чтобы как‑то исправить положение. Имитируя родителей, малыш понемногу научится улаживать неприятности и исправлять свои ошибки.
Наилучший способ научить ребенка этому важному искусству — подать пример. Если, борясь с товарищем, ваш сын поставил ему синяк, возьмите сына за руку и подведите к потерпевшему. Скажите: «Извини, что так получилось. Давай‑ка поправим положение». Затем пускай ваш сын поможет приложить лед к ушибленному месту. Вместо того чтобы винить ребенка за допущенную ошибку, вместе с ним исправьте положение.
Покажите ребенку, что, если вы совершили ошибку или причинили кому‑то вред, в жизни всегда есть возможность уравновесить чаши весов. Таким образом, беря на себя ответственность за то, чтобы поправить положение, ребенок постепенно развивает в себе стремление изначально делать все правильно и понемногу учится признавать свои ошибки.
 
Если человек совершил ошибку или причинил кому‑то вред, в жизни всегда есть возможность уравновесить чаши весов.  
 
Если родители регулярно признают собственные ошибки, то и ребенок готовится признавать свои. Взять на себя ответственность за ошибку — значит (кроме того, что откорректировать свое поведение) соответствующим образом исправить положение. Исправить ошибку — значит как‑то уладить ситуацию. Большинство родителей стараются скрывать свои ошибки от детей и редко просят прощения. Они полагают, будто утратят свою власть над ребенком, если признаются, что не всегда правы.
Чтобы научить ребенка ответственности, нужно самому проявлять ответственность. Если отец или мать задерживается, забирая ребенка из школы, то, вместо того чтобы объяснять причину своего опоздания, следует выслушать ребенка, извиниться и как‑то компенсировать свой промах. Взять на себя ответственность за ошибку — значит (кроме того, что откорректировать свое поведение) соответствующим образом исправить положение. Исправить ошибку — значит просто как‑то уладить ситуацию.
 
Вместо того чтобы объяснять причину своего опоздания, родитель должен выслушать ребенка, извиниться и как‑то компенсировать свой промах.  
 
Если родитель опаздывает, забирая ребенка из школы, он может компенсировать опоздание, сделав что‑то специально для сына или дочери, — например, заехать по дороге домой в кафе, чтобы выпить сока с пирожными. Отец или мать может сказать: «Извини меня за опоздание. Я хочу как‑то загладить свою вину и угостить тебя пирожным. Давай заедем в кафе». Чтобы исправить ошибку, родитель может даже освободить ребенка на этот день от какой‑то из его домашних обязанностей или поиграть с ним во что‑то. Видя на вашем примере, как можно исправлять свои ошибки, ребенок учится ответственности, которая проявится в подростковом и зрелом возрасте.
До девятилетнего возраста ребенок полноценно развивает свою способность к самокоррекции только в том случае, если он свободен от последствий своих ошибок. Способность нести ответственность за ошибки и исправлять их развивается тогда, когда ребенок снова и снова видит, как заглаживают свою вину родители. Таким образом, дети учатся не только брать на себя ответственность, но также исправлять свои ошибки и возмещать потери.
 
Родители учат детей ответственности, когда сами проявляют ответственность.  
 
Если подросток опаздывает и заставляет родителей ждать, значит, он должен научиться больше ценить чужое время, а также компенсировать ваши потери. Идея проста: «Ты заставил меня ждать. Что ты теперь можешь сделать, чтобы немного облегчить мне жизнь?»
Если ребенок с раннего детства видит, что родители всегда исправляют свои ошибки, то, достигнув подросткового возраста, он автоматически будет внимательнее и станет охотно компенсировать свои промахи. Иногда он будет совершенно непроизвольно говорить: «Извини. Чем я могу компенсировать свою оплошность?»
В других случаях он сам станет предлагать компенсацию: «Извини, что заставил тебя ждать. Может быть, я помою тебе машину, чтобы как‑то загладить свою вину?»
Или еще один вариант: «Извини, что заставил тебя ждать. Я должен тебе одно очко». Это означает, что родители могут попросить ребенка о какой‑то компенсации в ближайшие недели, и он с радостью ее предоставит.
Между тем может случиться так, что вскоре опоздает родитель, и тогда он может сказать: «Прости меня за опоздание. Ты был должен мне одно очко, но теперь мы в расчете».
Даже если вы не использовали методы позитивного воспитания с раннего возраста, можно начать в любой момент. Спросите подростка: «Как бы ты хотел компенсировать свое опоздание?» Или просто дайте ему знать, что его неорганизованность доставила вам неудобство, и скажите, что он «должен вам очко».
Он очень быстро сообразит, в чем дело, и охотно променяет старую ситуацию, когда его наказывали и стыдили, на возможность при случае исправить свою ошибку. Подростков, как и детей, не нужно стыдить или наказывать. Если ребенок увидит, что совершать ошибки безопасно, он скоро станет более ответственным, независимо от того, с какого возраста вы начнете пользоваться новыми методами.
 
НЕ НАКАЗЫВАЙТЕ, НО ДЕЛАЙТЕ ПОПРАВКИ
 
Методы позитивного воспитания не включают в себя никаких  наказаний для побуждения к сотрудничеству, но иногда родителям приходится делать некоторые поправки относительно прав и свобод, которые они дают детям или подросткам. Если ваш восьмилетний сын постоянно прыгает на диване в гостиной, вы можете запретить ему играть в этой комнате, когда вас нет рядом. Прежде чем сделать эту поправку, нужно применить пять методов позитивного воспитания.
Делая поправку, дайте ребенку знать, что он может восстановить свое право играть в гостиной. Скажите: «Если ты послушаешь меня и не будешь скакать на диване, то я пересмотрю свое решение и ты снова сможешь играть в гостиной, когда меня там нет». В этом примере родитель не наказывает ребенка. Он просто вносит поправку в домашние правила.
Если вы позволили своей шестнадцатилетней дочери возвращаться домой по выходным не позже часа ночи, но она постоянно опаздывает, значит, необходима поправка. Нужно ограничить крайний срок более ранним временем — не в качестве наказания, но потому, что вам стало понятно, что дочь недостаточно ответственна, чтобы возвращаться домой так поздно. Если ей не хватает ответственности, чтобы помнить о назначенном вами времени, значит, не стоит позволять ей гулять до часа ночи.
 
Если подросток постоянно приходит домой позже назначенного вами крайнего срока, значит, нужно внести поправку и перенести этот срок на более раннее время.  
 
Прежде чем внести поправку, нужно несколько раз простить дочери опоздания, но требовать от нее компенсации за то, что она доставила вам беспокойство. Если же после того, как вы использовали все пять методов позитивного воспитания, девушка продолжает опаздывать, значит, родители должны признать, что допустили ошибку, позволив ей возвращаться так поздно, и сделать поправку, назначив крайний срок на более раннее время.
Можно сказать что‑то вроде: «Я знаю: ты понимаешь, что должна возвращаться не позже часа ночи, и я понимаю, что иногда люди просто забывают о времени. Мы с тобой уже не раз говорили об этом. Я знаю, что ты стараешься приходить вовремя, но, по‑моему, мы дали тебе слишком много независимости. Я назначаю тебе новый крайний срок: полночь. Если ты сможешь вернуться домой вовремя три раза подряд, мы перенесем срок на 12:30, а когда ты покажешь, что можешь соблюдать и этот срок, тебе снова будет позволено гулять до часа. Итак, я хочу чтобы по выходным ты возвращалась домой не позже двенадцати».
 
КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ОШИБКИ РЕБЕНКА
 
Если ошибку совершает ребенок до девятилетнего возраста, нужно реагировать так, словно совершать ошибки нормально и подобное происходит постоянно. До девяти лет не нужно, чтобы ребенок извинялся или компенсировал свои ошибки. Например, если малыш что‑то разбил, то в конечном счете виноваты в этом родители, поскольку не обеспечили ребенку должного надзора. В этой ситуации ребенок не должен ни извиняться, ни возмещать ущерб. Если один ребенок ударил другого, не нужно ни наказывать обидчика, ни заставлять его просить прощения. Вместо этого родители должны перенаправить детей. Если тут кто‑то и виноват, то это родители, поскольку они так или иначе не дали ребенку то, что ему требовалось. Возможно, малышу не хватало понимания, надзора, структуры или ритма.
Если двое малышей дерутся, то вместо того, чтобы заставлять их извиняться друг перед другом и мириться, нужно просто взять и помирить их. Например, скажите: «Ладно, давайте помиримся и снова станем друзьями. Мне очень жаль, что вы поколотили друг друга. Давайте теперь поиграем вот во что…»
 
Ребенок станет требовать, чтобы обидчик был наказан, только в том случае, если его самого наказывали за ошибки. Он требует чтобы у него просили прощения только тогда, когда его самого заставляют извиняться. Если родители не винят своих детей, но берут ответственность на себя, то и сами дети не винят своих ровесников и не требуют извинений.
Родителям так трудно относиться к чужим ошибкам с приятием прежде всего потому, что они не приемлют собственные оплошности. Взрослые испытывают потребность в том, чтобы наказать малыша, потому, что их самих наказывали в детстве, и они считают, что именно так следует поступать, если кто‑то допускает промах. К счастью, методы позитивного воспитания работают даже в том случае, когда ошибаются сами родители. Если родитель слишком рассердился на малыша за ошибку, он всегда может исправить ситуацию, просто извинившись за то, что разозлился, и заверив ребенка, что совершать ошибки нормально.
Можно сказать: «Мама была не права, рассердившись на тебя за то, что ты разбил вазу. Не следовало на тебя кричать. Прости меня. Это все чепуха. Мы можем купить себе другую вазу. Это была просто ошибка, а ошибки периодически случаются».
С более старшим ребенком можно поговорить так: «Извини, что я рассердился на тебя на днях. Не стоило так злиться. Просто меня в тот день беспокоили еще и другие проблемы. Не такое уж это большое горе. Мы можем запросто купить другую вазу».
Когда ребенок разбивает вазу, расстраиваться по поводу испорченной вещи нормально, но родители должны стараться, чтобы их недовольство не было направлено на ребенка или на себя. Некоторые родители не винят ребенка, но очень винят себя. При этом они не хотят, чтобы малыш почувствовал себя плохим, однако невольно делают именно это. Родители должны служить примером того, как прощать ошибки детей и собственные оплошности.
Методы позитивного воспитания новы. Большинство родителей не имеют ни малейшего представления, как реагировать на ошибку ребенка. Ниже я привожу несколько ситуаций, которые помогут вам правильно реагировать на промахи малышей. Уделите по нескольку минут, чтобы представить себе, как бы вы вели себя в следующих ситуациях.
 
Представьте себе, что у вас был удачный день, вы хорошо отдохнули и испытываете оптимизм по поводу своего будущего, — как бы вы отреагировали на то, что ваш малыш разбил вазу?
Представьте себе, что ваш ребенок внимателен, всегда прислушивается к вам и охотно идет на сотрудничество, — как бы вы отреагировали на то, что он разбил вазу?
Представьте себе, что ваш малыш протирал вазу, помогая вам прибрать в гостиной, но тут внезапно у него над ухом зазвонил телефон, малыш вздрогнул и уронил вазу, как бы вы отреагировали?
Представьте себе, что президент вашей компании случайно опрокинул вазу и она разбилась, как бы вы отреагировали?
Представьте себе, что вы позволили пятерым мальчишкам поиграть в футбол в вашей гостиной и они случайно разбили вазу, — как бы вы отреагировали?
Представьте себе, что это была уродливая дешевая ваза и вы давно собирались купить себе другую, как бы вы отреагировали в этом случае?
Представьте себе, что у вас в гостях был слепой человек, который случайно задел вазу и она разбилась, — как бы вы отреагировали?
 
В каждом из этих случаев вы, вероятно, не стыдили бы виновника и без труда простили бы его. Возможно, вы немного расстроились бы оттого, что ваза разбилась, или оттого, что теперь придется собирать осколки, но вы переживали бы недолго. И, очевидно, вы не сердились бы ни на своего начальника, ни на себя, ни на малыша, ни на гостя. Всем понятно, что подобные конфузы иногда случаются. Естественно, вы бы беспокоились не столько о вазе, сколько о чувствах ребенка, начальника или гостя. Вам ни в коем случае не захотелось бы, чтобы кто‑то чувствовал себя виноватым. Такая позитивная снисходительная реакция уместна и в других обстоятельствах.
Попробуйте выработать у себя такое же отношение, поразмышляв о других досадных ошибках, которые совершал ваш ребенок. Вспомните какую‑нибудь конкретную ошибку, поместите ее в каждую из семи вышеприведенных ситуаций и прислушайтесь к своим реакциям.
Например, если ваш ребенок недавно устроил в доме беспорядок и не прибрал за собой, спросите себя, как бы вы реагировали на подобное происшествие, если бы у вас был удачный день, вы хорошо отдохнули и испытывали оптимизм по поводу своего будущего. Подобным образом проанализируйте все семь условий, приведенных выше, чтобы лучше понять, как нужно реагировать, исходя из побуждений своего любящего «я». Если ваш малыш совершает ошибку, он независимо от обстоятельств заслуживает прощения.
 
Если ваш малыш разбил вазу, он независимо от обстоятельств заслуживает прощения.  
 
А теперь давайте изменим обстоятельства и посмотрим, как не  нужно реагировать, если ребенок разобьет вазу. Уделите по нескольку минут, чтобы представить себе,  как бы вы вели себя в следующих ситуациях, отмечая про себя, что именно так вести себя не  следует.
Представьте себе, что у вас был ужасный день, вы устали, у вас мало времени и нужно еще слишком много сделать, ваше будущее кажется беспросветным, — как бы вы отреагировали, если бы малыш разбил вазу?
Представьте себе, что ваш ребенок постоянно что‑то ломает и совершенно вас не слушается, как бы вы отреагировали, если бы он разбил вазу?
Представьте себе, что вы просили ребенка не играть в гостиной или не прикасаться к вазе, а он вас не послушал, — как бы вы отреагировали, если бы он разбил вазу?
Представьте себе, что ваша уборщица уже испортила несколько вещей в доме, а теперь еще и вазу разбила, как бы вы отреагировали?
Представьте себе, что вы настоятельно просили ребенка не играть в гостиной или не прикасаться к вазе, но ваза все‑таки разбита, — как бы вы отреагировали? Представьте себе, что эта ваза стоит кучу денег или дорога вам как память, как бы вы отреагировали, если бы ребенок разбил вазу?
Представьте себе, что вы просили своего мужа (или жену) переставить вазу в надежное место, но он забыл, и вот вазу случайно разбили, — как бы вы отреагировали?
 
Если бы вы специально не сдерживали себя в этих случаях, то, вероятно, принялись бы стыдить виновника. Если у вас был плохой день, вы, возможно, просто выплеснули бы накопившийся стресс на своего малыша. Разбитая ваза могла бы стать той каплей, которая переполнила бы чашу вашего терпения. К несчастью, ребенок воспринял бы вашу преувеличенную реакцию так, словно вся причина в нем и только в нем, и почувствовал бы себя слишком виноватым.
 
Дети принимают на себя слишком много вины, если кто‑то другой не разделит с ними ответственность.  
 
Если малыш постоянно не слушается, вы, вероятно, очень сильно рассердились бы и не преминули бы продемонстрировать ребенку, что бывает, когда он не слушает вас. Вы бы сердились не по поводу самой вазы, но по поводу всех случаев, когда малыш пренебрегал вашими требованиями, и по поводу многих случаев в будущем, когда он снова не послушается. Такое отношение только приведет ребенка (или вашего спутника жизни, если упреки обращены к нему) в замешательство и не принесет никакого толку.
 
Когда ребенок совершил ошибку, это самое неподходящее время напоминать ему об ошибках, совершенных в прошлом.  
 
Если ребенок не раз пренебрегал вашими просьбами не трогать вазу, у вас может возникнуть желание наказать малыша, чтобы преподать ему хороший урок. Как мы уже говорили в предыдущих главах, наказание и попытки пристыдить в наше время больше не действуют. Есть другие способы побудить детей поступать так, как следует. Если ребенок упорно не повинуется воле родителей, отец и мать должны не наказывать его, а применять пять методов позитивного воспитания. Наказание только усиливает неповиновение.
Наказывая малыша и сердясь на него, вы используете устаревшие методы общения. Наилучшая реакция на ошибки ребенка — безразличный или усталый взгляд. Не нужно обращать много внимания на саму ошибку. Лучше сосредоточьтесь на том, чтобы перенаправить малыша, попросив его что‑то сделать. В данном случае можно попросить ребенка помочь вам собрать осколки.
 
Не нужно обращать много внимания на ошибку ребенка.  
 
Если вазу разбила домработница, то она, конечно, должна соответствующим образом возместить ущерб. Если подобное повторится, домработницу следует уволить. Она уже не ребенок, и вы не обязаны ее учить. Имея же дело с ребенком, вы должны научить его ответственности, проявляя прощение.
Если ваза была очень дорогой, большинство родителей рассердятся еще сильнее. Однако отец с матерью должны помнить, что ребенок не планирует свои ошибки заранее. Если ваза действительно очень ценная, то родители должны были просто поставить ее в безопасное место, а не винить ребенка. Если дорогую вазу разбил подросток, то он должен как‑то компенсировать свой проступок, но и тут важно не утрачивать чувство меры. Несправедливо было Вы требовать от подростка, чтобы он полностью возместил стоимость вазы. Ведь подросток еще не зарабатывает столько денег, сколько вы. Более уместно попросить его убрать осколки, а затем помочь вам купить другую вазу, но не заставлять оплатить всё. Если подросток пригласил в гости приятелей и они испортили или украли ваш компьютер, вы должны вместе подумать, как ребенок может возместить ущерб. Если вы остановитесь на финансовой компенсации, следует принять во внимание, сколько зарабатываете вы и сколько ребенок, — так можно определить справедливый размер возмещения. Допустим, украденный или испорченный компьютер стоил 2000 долларов, вы зарабатываете 1000 в неделю, а ваш подросток —100 долларов в неделю. В таком случае он должен возместить вам 200 долларов. Если у него есть собственные сбережения, то несправедливо, чтобы он купил вам компьютер из этих денег, — тут размер компенсации тоже нужно определять, сопоставив его сбережения со своими.
 
Для того чтобы определить справедливую  компенсацию, сравните свои финансовые ресурсы с ресурсами ребенка.  
 
Еще одна ошибка, кроме наказаний и назначения непомерных компенсаций, может состоять в том, что родители полагают, будто ребенок способен проявлять предусмотрительность. Если вы попросили своего супруга убрать вазу в безопасное место, а он забыл, у вас есть некоторые основания сердиться, поскольку он не выполнил вашу просьбу. Вы его предупредили, что вазу могут разбить, и он мог бы сделать соответствующие выводы. Родители нередко сердятся, когда ребенок забывает что‑то сделать. Они ошибочно полагают, что дети способны быть предусмотрительными. Родителям следует помнить, что забывать — совершенно нормально для ребенка. Некоторым детям нужно повторить что‑либо много раз, прежде чем они запомнят ваше указание, а в стрессовой ситуации они могут снова забыть его.
 
ЕСЛИ РЕБЕНОК СТАРАЕТСЯ, ЭТО УЖЕ ХОРОШО
 
Детям нужно давать понять, что хорошо уже то, что они стараются, а оплошности — естественный спутник процесса обучения и роста. Совершая ошибки, мы учимся, что для нас правильно и хорошо. Главное — стараться, — и путем проб и ошибок вы достигнете цели. Это — здоровая идея, но ее несложно извратить и опять‑таки использовать для того, чтобы стыдить ребенка.
Многие родители вполне согласны с утверждением, что если человек старается, то это уже хорошо. Когда же ребенок не может что‑то сделать или совершает ошибку, они приходят к ложному выводу, будто он не старался, то есть не выложился в полную силу. А ребенок, в свою очередь, приходит к выводу, что его сил заведомо недостаточно. Если малыша критикуют за промахи или за то, что он якобы не старается, у него развивается недовольство собой.
Нередко родители ошибочно считают, что поскольку подростки более зрелые, чем дети, то и память у них должна быть лучше. И если подросток что‑то забывает, отец или мать приходит к ложному заключению, будто он не старался запомнить. Старания никак не влияют на память. Вы либо помните, либо нет. К забывчивости следует относиться так же, как к любому другому промаху.
Один из лучших способов бороться с забывчивостью ребенка или подростка — спросить его, в первый ли раз он слышит ту или иную просьбу. Если вы будете регулярно повторять этот вопрос, ребенок скоро осознает, что действительно забывает слишком много. Если он осознает это самостоятельно, то скоро научится лучше помнить просьбы окружающих. Когда вы перестанете напоминать ребенку о том, что он забыл, и он начнет вспоминать все это самостоятельно, скоро ему станет проще запоминать просьбы. Большинство детей и подростков забывают тем легче, чем большее давление вы на них оказываете. Если вы постоянно ворчите или сердитесь на забывчивость ребенка, то никакого толку не добьетесь. Тем самым вы просто создаете стрессовую нагрузку, которая блокирует память вашего сына или дочери. Поощрение способствует развитию памяти в гораздо большей степени. Если ребенок или подросток регулярно забывает ваши просьбы, просто поощряйте его в конце недели за те случаи, когда он не забыл  о чем‑то.
 
Когда ребенок не может что‑то сделать или совершает ошибку, родители приходят к ложному выводу, будто он не старался.  
 
Если дети совершают ошибки, разочарованные родители непроизвольно делают замечания, в которых кроется упрек, и в результате ребенку кажется, будто он плохой, недостоин любви или ни на что не годится. Вот некоторые распространенные примеры:
 
Ты мог бы быть предусмотрительнее.
Мог бы сделать это и получше.
Нужно быть внимательнее..
Как ты мог забыть об этом?
Я ведь тебе уже об этом сто раз говорила.
А я тебя предупреждала.
Если бы ты меня послушал…
Что с тобой сегодня случилось?
А ведь у тебя уже получалось намного лучше.
Какая муха тебя укусила?
Да ты же меня просто не слушаешь.
 
Родители ошибочно полагают, что если ребенок совершает ошибки или ведет себя не так, как они хотели бы, значит, он недостаточно старается. Говоря ребенку, что он недостаточно старается, вы тем самым его стыдите. Таким образом, вы пытаетесь мотивировать его поведение при помощи неодобрения.  Как мы уже говорили, использовать чувство вины для манипуляции детьми не просто не нужно, но в наше время неэффективно.
Позитивное воспитание признает, что дети всегда стараются сделать все как можно лучше. Если они совершают ошибки, то только потому, что это —неотъемлемая часть процесса обучения. Когда ребенок выходит из‑под контроля, значит, он не получает необходимого. Что бы ни делал ребенок (даже если это что‑то плохое), он делает наилучшее, что может на данный момент.
 
Позитивное воспитание признает, что дети всегда стараются делать все как можно лучше.  
 
Ребенок не просыпается с мыслью: «Что бы такого гадкого сегодня сделать? Какой бы вред причинить? Чем бы испортить жизнь мамочки с папочкой, чтобы они воспылали ко мне лютой ненавистью?» Никто не станет думать подобным образом, если только человека не гложет нестерпимое чувство обиды. Вот и ребенок будет стараться изо всех сил, — пусть даже неудачно, — чтобы добиться удовлетворения своих потребностей.
Если человек старается изо всех сил, это вовсе не означает, что он использует свои способности в полной мере. Это означает, что, исходя из ресурсов, доступных ему в данный момент, он делает наилучшее, что может. Чтобы немного прояснить этот вопрос, рассмотрим нехитрый пример.
Вчера, стараясь изо всех сил, я написал тридцать страниц. Для многих писателей это очень хороший результат. Когда я начинал эту книгу, то, стараясь изо всех сил, я выдавал всего по три страницы в день. Сегодня я чувствовал себя разбитым и написал только пять страниц, — и при этом тоже очень старался. Итак, когда‑то я писал по три страницы в день, затем однажды у меня получилось тридцать страниц, а на следующий день я написал пять страниц. Однако каждый день я старался и делал все, что мог.
Из этого примера видно, что результат не является точным мерилом моих стараний. Подобным образом, нельзя оценивать старания вашего ребенка по плодам его деятельности. Чтобы ребенок усвоил, что совершать ошибки — нормально, следует признать, что он всегда старается сделать все как можно лучше.
 
ЕСЛИ РОДИТЕЛИ НЕ ПРИЕМЛЮТ ОШИБОК
 
Если родители не приемлют ошибок, дети реагируют на свои промахи нездоровым образом. Ниже я привожу четыре типичные реакции детей, когда им внушают, что ошибки — это не нормально:
 
1. Скрывают свои ошибки и не говорят правду.
2. Ставят для себя планку слишком низко и не хотят рисковать.
3. Защищаются, оправдывая свои ошибки или сваливая вину на других.
4. Демонстрируют заниженную самооценку и склонность к самоуничижению.
 
Этих четырех реакций можно избежать, если ясно давать ребенку знать, что совершать ошибки — нормально. Дети приходят в мир с врожденной способностью любить своих родителей, но они не умеют любить и прощать себя.  Ребенок учится любить себя на основании отношения к нему родителей и родительской реакции на его ошибки. Когда ребенка не стыдят и не наказывают за ошибки, он узнает: для того чтобы тебя любили, вовсе не обязательно быть безупречным. Малыш постепенно постигает важнейшее жизненное искусство — способность любить себя и принимать свое несовершенство.
 
Ребенок учится любить себя на основании отношения к нему родителей и на основании родительской реакции на его ошибки.  
 
Когда родители просят прощения за свои ошибки, дети без колебаний прощают их. Дети изначально запрограммированы на то, чтобы прощать своих родителей, — но не себя.  Если отец и мать не совершают ошибок и не извиняются, ребенок не научится прощать. Когда же родители совершают ошибки, но не извиняются, ребенок винит себя. Если не предоставлять ребенку возможность прощать родителей, он не учится прощать себя.
Простить себя — значит рассеять тьму вины. Ребенок может научиться этому, если у него есть возможность вновь и вновь видеть, что родители совершают ошибки, но тем не менее по‑прежнему любимы. Если малыш видит, что отец и мать несовершенны, но все‑таки любимы, то в возрасте десяти лет, когда в нем внезапно пробудится самоосознание, а следовательно и осознание собственного несовершенства, ребенок не будет слишком суров по отношению к себе.
Приблизительно в девятилетнем возрасте малыш вдруг начинает смущаться, когда родители делают вещи, с точки зрения ребенка неуместные, — например, когда мама напевает в супермаркете. Когда в ребенке усиливается самоосознание, он вдруг начинает больше заботиться о том, что могут подумать люди. Если же ребенка воспитывали в атмосфере прощения, он легче прощает себе собственные недостатки. Давайте более подробно рассмотрим четыре типичные реакции ребенка на нетерпимое отношение родителей к ошибкам.
 
РЕБЕНОК СКРЫВАЕТ СВОИ ОШИБКИ И НЕ ГОВОРИТ ПРАВДЫ
 
Если ребенок боится, что за ошибку его накажут или лишат любви, он учится скрывать свои ошибки. Чтобы избежать наказания, ребенок старается скрыть свои проступки в надежде, что его не разоблачат. Это порождает ложь. Такая склонность скрывать ошибки постепенно приводит к внутренней расщепленности. Малышу приходится жить сразу в двух мирах. В одном мире родители дарят ему любовь, а в другом таится его ошибка, и ребенок полагает, что если родители раскроют ее, то лишат его любви. Это приводит к тому, что ребенок отрицает даже ту любовь, которую получает.
Если ребенок сделал что‑то плохое и скрыл это от родителей, какая‑то часть его существа чувствует, что он недостоин родительской любви. Даже если родители любят ребенка, восхищаются им, поддерживают его и признают его успехи, тоненький внутренний голосок говорит малышу: «Да‑да, однако если бы вы знали, что я сделал, то не говорили бы этого». Это чувство, что он не достоин хорошего отношения, приводит к тому, что ребенок отталкивает любовь и поддержку, которые дарят ему родители. Да, они его любят и ценят, — но он неспособен принять этот дар. Чем больше ребенок скрывает свои ошибки, тем больше он обесценивает любовь и поддержку родителей.
 
Когда ребенок скрывает свои ошибки, какая‑то часть его существа не позволяет ему принять  любовь, которую дарят родители.  
 
Чтобы ощущать силу и уверенность в себе, детям необходима поддержка родителей. Не получая этой поддержки, ребенок чувствует себя все более неуверенно. Когда кто‑то говорит малышу: «Только не рассказывай об этом маме с папой. Пусть это будет нашей маленькой тайной», — это очень ранит ребенка. Если ребенок боится рассказывать родителям о своих и чужих ошибках, между ним и отцом с матерью вырастает стена, которая мешает малышу получать необходимую поддержку.
Еще хуже, если один из родителей требует, чтобы ребенок скрывал что‑то от другого. Это может быть на первый взгляд безобидное замечание, вроде: «Ладно, я куплю тебе мороженое, но не говори об этом папе». Таким образом ребенок становится слишком близок к матери и отдаляется от отца.
Хуже всего, если просьба сохранить что‑то втайне подкреплена угрозой наказания. Например, отец не проследил за соблюдением режима дня ребенка и говорит: «Смотри, если ты скажешь об этом маме, я тебе всыплю». Если ребенок не расскажет обо всем маме, то укрывательство принесет ему еще больше вреда, чем само нарушение режима. Ошибки периодически случаются, и их можно исправить, но если ребенок чувствует, что не может быть совершенно открытым в отношениях с родителями, то исправить ничего не удастся.
 
ДЕТИ РАЗВЕДЕННЫХ РОДИТЕЛЕЙ
 
Дети разведенных родителей нередко не имеют возможности свободно делиться с отцом и матерью своими чувствами и опытом. Если ребенок бывает в доме и у отца, и у матери, нужно дать ему понять, что беседовать о том, что творится в обоих домах, — нормально. Если же о чем‑то говорить нельзя, в сознании ребенка происходит расщепление: бывая у матери, ребенок может делиться одной частью своего опыта, а бывая у отца — другой.
Ребенок очень быстро схватывает, что маме лучше поменьше рассказывать об отце, потому что она сердится или ревнует, — и наоборот. Когда дочь рассказывает маме, как весело было гулять с папой по ярмарке, мать начинает злиться оттого, что отец не заставил ребенка сделать домашнее задание. Девочка чувствует эти негативные настроения и просто перестает делиться. Вдобавок ко всему мать звонит своему бывшему мужу и делает ему выговор. И в следующий раз, когда дочка будет гулять где‑то с отцом, тот может прямо попросить ее не рассказывать об этом матери.
В таких случаях бывает очень трудно сделать так, чтобы ребенок без опасения рассказывал о подробностях своей жизни. Если отец или мать проявляет неодобрение, негативные эмоции или относится ко всему слишком критично, ребенок просто перестает о чем‑либо рассказывать. В результате не только ребенок начинает чувствовать себя все более неуверенно, но и родители утрачивают часть своей власти.
Чем более непринужденно ребенок или подросток может рассказывать вам о своей жизни, не боясь ни за себя, ни за других, тем более охотно он с вами сотрудничает. Помните: если ребенок не боится быть собой, стремление к сотрудничеству пробуждается у него непроизвольно. Чтобы укрепить свое влияние на подростка, родители должны воздерживаться от строгих суждений и готовых решений, — и тогда ребенок будет вновь и вновь приходить к ним, чтобы поделиться своим миром.
 
РЕБЕНОК СТАВИТ ДЛЯ СЕБЯ ПЛАНКУ СЛИШКОМ НИЗКО И НЕ ХОЧЕТ РИСКОВАТЬ
 
Когда детей стыдят за ошибки, они часто просто боятся ошибаться. Чтобы защитить себя от болезненных последствий своих промахов, застраховаться от неудач и ни в коем случае не разочаровать маму с папой, они стараются играть наверняка. Вместо того чтобы ставить перед собой сложные задачи, которые могут оказаться непосильными, они делают только то, что предсказуемо и надежно. Живя в пределах зоны комфорта, эти дети не только развивают в себе заниженную самооценку, но и скучают, поскольку им не приходится преодолевать препятствия.
 
Живя в пределах зоны комфорта, дети не только развивают в себе заниженную самооценку, но и скучают.  
 
Другие дети, наоборот, изо всех сил стараются добиться выдающихся успехов, чтобы их не стыдили. Такому ребенку слишком больно не оправдать ожидания родителей или разочаровать их, поэтому он старается больше, чем нужно. Он может добиться высоких результатов, но не испытает при этом радости. Такие дети не бывают довольны достигнутым и никогда не считают себя достаточно хорошими. Нередко случается, что такой ребенок учится на пятерки и, получив одну четверку в табеле, слышит дома горький упрек: «А почему тут у тебя четверка?»
Отец может сказать своему сыну — лучшему футболисту в команде: «Если бы ты принял этот последний пас, твоя команда выиграла бы». Родители часто не обращают внимания на позитивное и сосредоточиваются на негативном поведении. Эти негативные замечания, запомнившиеся с детства, очень часто всплывают в кабинетах психологов, работающих с людьми, страдающими от тревог и депрессии. В большинстве случаев дело вовсе не в том, что в детстве этих людей не любили родители. Просто их отцы и матери не знали другого способа выразить свою любовь. Многие просто заблуждались, считая, будто таким образом они дают своим детям здоровое побуждение работать еще настойчивее.
 
Многие родители придерживаются ошибочного мнения, будто, стыдя своих детей, они помогают им достичь большего.  
 
Если ребенок чувствует, что совершать ошибки небезопасно, он склонен уклоняться от здорового риска в жизни. Для нормального развития ребенку нужно рисковать. Если же ребенок считает, будто совершать ошибки — ненормально, он уклоняется от риска и часто даже не понимает почему. Ему нужна страховочная сетка. Даже те дети, которые добиваются высоких результатов, например в учебе, очень неохотно рискуют в других сферах жизни.
Не ощущая внутренней уверенности, что совершать ошибки нормально, ребенок может просто сказать: «Я не люблю вечеринки», — но за нелюбовью к вечеринкам кроется просто страх быть отвергнутым сверстниками. Не желая рисковать оказаться не таким, как нужно, и испытать боль от этого, такой ребенок предпочтет— остаться дома и не попытается проявить себя в новой обстановке. За рассуждениями таких детей кроется страх потерять то, что у них есть, если они вдруг окажутся неадекватны ситуации или потерпят неудачу.
Причиной сопротивления не всегда бывает именно страх или неуверенность. Некоторые дети застенчивы от природы, им труднее завязывать отношения с людьми, и они неохотно рискуют. Например, восприимчивые дети обычно застенчивы и сопротивляются переменам. Сенситивные дети сильнее боятся быть отвергнутыми и поэтому им нужно больше времени, чтобы открыться по отношению к потенциальным друзьям. Естественно, эти тенденции усиливаются, если ребенок чувствует, что совершать ошибки не нормально.
 
Естественная застенчивость детей с определенным темпераментом усиливается, если ребенок не живет в атмосфере прощения.  
 
Чтобы избежать боли неодобрения, некоторые дети просто перестают обращать внимание на мнения и чувства отца и матери. Нередко именно в этом состоит причина того, что подросток ничего не рассказывает своим родителям. Он привык к тому, что всю жизнь его критиковали и поправляли. Теперь, когда он стал свободнее и меньше нуждается в родителях, он ищет поддержки и признания у друзей. Он восстает против родителей и гордится тем, что больше не нуждается в их одобрении. За этой тенденцией стоят годы необходимости таиться и сдерживаться ради того, чтобы заслужить признание старших.
Независимо от того, как много боли причинили родители ребенку в прошлом, они могут в любом возрасте исправить положение, используя пять методов позитивного воспитания и донося до ребенка пять позитивных принципов. Родителям следует помнить, что они сами тоже имеют полное право на ошибки. Все родители делают лучшее, на что они способны, используя имеющиеся у них ресурсы.
 
РЕБЕНОК ЗАЩИЩАЕТСЯ, ОПРАВДЫВАЯ СВОИ ОШИБКИ ИЛИ СВАЛИВАЯ ВИНУ НА ДРУГИХ
 
Живя в атмосфере порицания, ребенок вынужден постоянно защищаться. Он защищается, либо оправдывая свои ошибки, либо сваливая вину на других. Если ребенка просят перестать колотить ровесника, то для того, чтобы избежать наказания, он старается обвинить во всем своего противника: «Он первый начал». Такая склонность оправдываться естественна, но страх наказания значительно усиливает ее. Ребенок, который не боится наказания, гораздо охотнее идет на сотрудничество, когда отец или мать просит его прекратить драку. У него не возникает потребности обвинить другого, чтобы оправдать свои действия.
Взрослый человек может научиться корректировать свое поведение только в том случае, если он берет на себя ответственность за собственные ошибки. Пока мы оправдываем свои ошибки, сваливая вину на других, нам не удается измениться в лучшую сторону. Мы — взрослые, однако ведем себя в точности как дети, выросшие в нездоровой атмосфере.
 
Пока человек оправдывает свои ошибки, сваливая вину на других, он не может измениться в лучшую сторону.  
 
Кэрол пришла ко мне на психологическую консультацию, чтобы я помог ей решить, остаться ли ей со своим мужем, Джеком, или развестись. Дело в том, что у него периодически случались приступы гнева, переходящего в ярость. Ко мне она решила обратиться после того, как муж собрал все ее вещи и вышвырнул их из дома. Позже он каялся в своем поведении и умолял жену вернуться. Джек несомненно любил ее, пока им не овладевал гнев, но, видимо, этот мужчина был не готов к зрелым взаимоотношениям или просто не способен их поддерживать.
Итак, Кэрол хотела знать, что я думаю по этому поводу. Я ответил, что мне необходимо поговорить с ее мужем. Через несколько дней они пришли ко мне на прием вместе, и я спросил, будет ли он снова поступать подобным образом. В ответ Джек стал яростно оправдываться: «Да, я поступил отвратительно, но она — тоже не сахар. Если она больше не повторит то, что сказала тогда, я никогда не стану так злиться».
После долгого спора он ни на йоту не отступил от своей позиции. Я пытался помочь ему понять, что его действия неправильны независимо от того, чем спровоцировала их Кэрол, но Джек упорно стоял на своем. В результате Кэрол ясно поняла, что он слишком незрелый для брака. С точки зрения Джека, его грубое оскорбительное поведение было полностью оправдано критическими замечаниями Кэрол. Он не мог откорректировать свое поведение до тех пор, пока находил ему оправдания в действиях жены. Очевидно, будучи ребенком, Джек рос в атмосфере порицания, поэтому он так и не научился проявлять ответственность за свои промахи и соответствующим образом корректировать поведение, но зато прекрасно научился оправдываться, сваливая вину на других.
Если ребенок не чувствует, что совершать ошибки — нормально, ему приходится тратить слишком много времени, энергии и слов на то, чтобы защитить свои действия, объясняя, почему он поступил так, а не иначе и каких результатов ожидал от своего поступка. Это — горе как для родителей, так и для ребенка. Чтобы этого избежать, нужно просто сделать так, чтобы ребенок не боялся ошибок. Если совершать ошибки — нормально, ребенок не пытается оправдать свои действия, но с открытым сердцем выслушивает, каких действий ожидают от него родители. Оглядываясь назад и объясняя ребенку, что он сделал неправильно, вы сами заводите себя в тупик, — эта дорога не ведет никуда.
 
Если совершать ошибки — нормально, ребенок не пытается оправдать свои действия, но с открытым сердцем выслушивает родителей.  
 
Оправдывая собственные ошибки и валя вину на других, мы только утверждаемся в ошибочном представлении, будто не можем решить собственные проблемы. Когда человек перекладывает вину за свои проблемы на окружающих, он отказывается от собственной способности исцелять свои раны, учиться на своих ошибках и двигаться к осуществлению своих желаний.
 
ПОДРОСТКИ ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ
 
Однажды меня попросили разработать и провести в Лос‑Анджелесе семинар для детей из неблагополучных семей, которые подвергались дома серьезным издевательствам и оскорблениям. В результате плохого обращения все эти дети страдали от различного рода поведенческих проблем и от заниженной самооценки. Я настоял, чтобы во время первой недели семинара на занятиях присутствовали дети не только из неблагополучных семей, но и из благополучных. Мне было необходимо, чтобы в группе были также дети, которые получают в семье достаточно любви и поддержки.
Мы с самого начала не выделяли детей из неблагополучных семей, которые прошли через издевательства. Через некоторое время, когда подростки разговорились и стали рассказывать о негативных установках, которые они получали с детства, выяснилось, что их всех объединяют одни и те же горести. Если не считать настоящих «издевательств», которым подвергались некоторые подростки, выяснилось, что их проблемы на девяносто процентов совпадают. Все они чувствовали, что их не понимают, не ценят и несправедливо к ним относятся.
 
Довольно часто психологи и родители из самых лучших побуждений уделяют слишком много внимания какому‑то одному негативному опыту из детства ребенка, и юный клиент приходит к заключению, будто этот опыт обусловил все его проблемы. Искать корень всех несчастий в единственном жизненном обстоятельстве — заблуждение. На моем семинаре эта иллюзия была развеяна в общении с более счастливыми подростками, которые понемногу раскрывали свои затаенные чувства страха, гнева, разочарования, боли, обиды, отверженности, несправедливости, вины, сожаления, потери, возмущения и растерянности. Хотя детям из неблагополучных семей приходилось переживать некоторые особо тяжелые ситуации, они обнаружили, что их боль в значительной степени является результатом общераспространенных ошибок в воспитании.
Поскольку подростки не знают, что другие чувствуют то же самое, они считают, будто причина их негативных чувств в некоторых особых обстоятельствах прошлого. Многие взрослые до сих пор уверены, что в их боли и несчастьях виновато прошлое. Такая склонность винить во всем обстоятельства прошлого не позволяет им найти в себе силы, чтобы изменить свою жизнь к лучшему.
К счастью, семинары, консультации психологов и работа в группах поддержки помогают многим людям залечить раны прошлого, но для того, чтобы свести эти травмы к минимуму, родители могут попытаться изначально приучить детей не бояться ошибок. Если ребенок уже развил в себе склонность защищать себя, обвиняя окружающих, родители могут помочь ему избавиться от этой тенденции, применяя методы позитивного воспитания и собственным примером уча ребенка брать ответственность за ошибки прошлого на себя. Когда родители начинают брать на себя ответственность за собственные промахи и перестают винить Других, их дети вскоре тоже автоматически перенимают подобное отношение к действительности.
 
ЗАНИЖЕННАЯ САМООЦЕНКА И СКЛОННОСТЬ НАКАЗЫВАТЬ СЕБЯ
 
Дети формируют отношение к себе на основании того, как к ним относятся окружающие. Пренебрегая ребенком, вы тем самым снижаете его самооценку. Если ребенок не получает того, что ему необходимо, он считает себя недостойным внимания. Даже в том случае, когда ребенком не пренебрегают, он может чувствовать себя недостойным и неадекватным. Когда даже заботливые родители проявляют разочарование, гнев, обиду, смущение или беспокойство по поводу поведения или ошибок своего ребенка, тот начинает чувствовать себя в каком‑то отношении недостойным любви или неадекватным.
Такой ребенок не может вырабатывать здоровую самооценку, поскольку чувствует, что он не соответствует родительским стандартам. Пытаясь соответствовать этим стандартам, он отчаянно старается достичь совершенства, чтобы доставить радость родителям. Однако добиться этого невозможно, поскольку безупречных людей не бывает. Такой ребенок может вести себя очень хорошо, — но это удается ему за счет самооценки. Не в силах принести родителям радость, малыш продолжает считать себя недостаточно хорошим.
Ребенок может вести себя очень хорошо, — но это нередко удается за счет самооценки.
Если ребенок не оправдывает ожидания родителей, они проявляют негативные эмоции. Как бы ни любили своего малыша отец с матерью, когда они сердятся на ребенка за его ошибки или недостатки, он это чувствует. Единственное мерило, согласно которому ребенок формирует свою самооценку, — реакция родителей. Если вы хотите, чтобы ребенок к себе хорошо относился, необходимо постоянно корректировать связанные с ним собственные ожидания, — и тогда негативные эмоции не возникнут.
 
Дети довольны собой лишь тогда, когда ими довольны родители.  
 
Если родители счастливы, благосклонны и уважительны, если они проявляют внимание, заботу и доверие, то у ребенка складывается ощущение, что он хороший.  И тогда, естественно, он доволен собой. Он без страха экспериментирует и реализует все, что в нем заложено. Ребенок уверен в себе и в окружающем мире Он расслаблен, поскольку его не преследует ощущение, будто ему необходимо соответствовать каким‑то нереальным стандартам. Он просто и наивно чувствует, что является тем, кем должен быть, и делает то, что должен делать. Если в первые девять лет жизни ребенку дана свобода совершать ошибки без последствий, в нем развивается приятное ощущение уверенности в себе.
Представьте, какое у вас было бы настроение, если бы вы могли без проблем делать все, что вам заблагорассудится, и при этом все, что вы ни предпримете, было бы хорошо. Что изменилось бы в вашей жизни, если бы вас не сдерживало чувство страха и не угнетало чувство вины? Ощутите свободу и умиротворенность, которые вы обрели бы, будучи собой; ощутите радость и уверенность, которые вы испытывали бы, берясь за новые дела.
Вы можете преподнести этот дар своим детям, пока они еще не вышли из возраста невинности. Позвольте ребенку свободно цвести в течение первых девяти лет, и он никогда не забудет это чувство. Когда ребенок подрастет, он начнет учиться ответственности за собственные ошибки, но заложенное в раннем детстве ощущение невинности останется тем фундаментом, на котором будет основываться его отношение к жизни. Когда, уже будучи взрослым, он совершит оплошность, ему будет нетрудно простить себя и затем откорректировать свое поведение. Такой человек будет проявлять больше сострадания и уважения по отношению к окружающим, поскольку ему не придется заботиться о том, чтобы постоянно защищать и оправдывать себя.
 
Если в первые девять лет жизни человек живет в атмосфере невинности, это ощущение  не покидает его никогда  
 
Когда родители принимают на себя ответственность за ошибки своего малыша, тот знает, что он невинен. С другой стороны, если ребенка винят или наказывают за ошибки, он чувствует, что не достоин любви и не отвечает требованиям родителей. Если ребенка наказывают за ошибки, он постепенно привыкает: для того чтобы стать достойным любви после совершения ошибки, необходимо вначале подвергнуться наказанию.
Многие взрослые воздерживаются от любого риска именно потому, что бывают слишком суровы по отношению к себе в случае неудачи. Их одолевает беспокойство, поскольку эти люди слишком боятся душевных страданий, которые они переживают после совершения ошибки. Нередко они испытывают беспредметный страх в ситуациях, когда возникает вероятность допустить промах. Часто оказывается, что этих людей в детстве наказывали за ошибки, и они до сих пор боятся наказания. Их родителей уже нет поблизости или нет вообще, а они все равно боятся. И если такому человеку все‑таки случается совершать ошибку, он обычно относится к себе гораздо суровее, чем другие.
 
Если ребенка наказывают за ошибки, он продолжает испытывать страх наказания всю свою жизнь.  
 
В некоторых случаях для того, чтобы не судить слишком строго себя, эти люди бывают излишне суровы по отношению к окружающим. Стремясь защититься от наказания, они винят и наказывают других. Иногда же эта тенденция обретает обратную направленность. Человек может проявлять чрезмерную терпимость к плохому отношению со стороны других людей, поскольку считает себя недостойным любви и хорошего отношения. Окружающие могут обращаться с таким человеком из рук вон плохо, однако ему кажется, будто он каким‑то образом этого заслуживает. Он очень легко прощает других, поскольку страдает заниженной самооценкой и считает, будто достоин наказания.
Если ребенка наказывают, он в итоге тоже обретает склонность наказывать кого‑то — либо себя, либо других. Девочки чаще всего наказывают себя, тогда как мальчики чаще начинают плохо обращаться с другими. Девочка может наказать себя, завязывая отношения с кем‑то, кто станет ее обижать, или может просто изводить себя негативными мыслями и самокритикой за ошибки. Мальчики более склонны винить в своих ошибках окружающих и открыто их наказывать. Любой ребенок — девочка или мальчик — может проявлять любую из этих склонностей. Когда малыша — девочку или мальчика — наказывают за ошибки, результат один: ребенок не умеет прощать свои и чужие ошибки.
 
КАК ПОКАЗАТЬ, ЧТО СОВЕРШАТЬ ОШИБКИ НОРМАЛЬНО
 
Пока люди не знали пяти методов позитивного воспитания и не понимали, насколько важно показать ребенку, что совершать ошибки нормально, единственными инструментами, при помощи которых родители контролировали и защищали своих детей, были стыд и наказание. Родители полагали, что от похвал ребенок развивает завышенную самооценку и становится эгоистом. Родители считали, что, если они не станут наказывать ребенка, тот не научится различать, что хорошо, а что плохо. Хотя в наше время такие представления явно устарели и унижают достоинство ребенка, в прошлом это были единственные действенные методы.
Используя на практике новые идеи позитивного воспитания, важно помнить, что родители тоже совершают ошибки. Наши дети необыкновенно гибкие; им дана врожденная способность приспосабливаться и реализовывать свой потенциал независимо от родительских ошибок. Жить — значит совершать ошибки и сталкиваться с ошибками других людей, Именно проходя через этот процесс» наши дети реализуют то, что в них заложено.
 
Если вы поняли, что причиняли своему ребенку боль, не предавайтесь самобичеванию, — простите себя, так, как вы хотите, чтобы прощали себе свои ошибки ваши дети. Помните, что вы всегда старались поступать наилучшим образом, пользуясь теми ресурсами, которыми располагали. Постарайтесь не истязать себя после того, как вы узнали все, что изложено в этой книге. Вместо этого порадуйтесь, что теперь вы узнали более совершенный подход.
Вместо того чтобы тратить энергию, виня своих родителей за ошибки в воспитании, простите их, как вы хотели бы, чтобы ваши дети простили вас, и направьте эту энергию на то, чтобы постараться быть более хорошим отцом или матерью. Используйте книгу «Дети — с небес» как источник, к которому можно обратиться снова и снова. Запишитесь на семинар по искусству воспитания и создайте группу поддержки для родителей, чтобы работать вместе, помогая друг другу использовать и развивать новый воспитательный подход. И еще: после того, как вы сами пройдете через процесс обучения, усваивая данные методы, вам будет легче понять и принять уникальный тип обучаемости вашего ребенка.

    

rolex replica watches best swiss replica watches replica iwc watches

Просмотров: 1824
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Магия и энергия волос Настоящий мужчина. Какой он? Отличие женщины от тетки Кесарево сечение: эволюция против Сорок дней до зачатия Тихая гавань