Правильные Отношения

О том, как любим МЫ, и о том как любят НАС!

7 типов людей, которые врут, как дышат Если отношения не получаются значит Вы закрыты! Система образования по классическим «чертежам» Сезонная депрессия – правила выживания
Новости
Реклама
Новости партнеров
Подпишись
Правильные Отношения
Подписаться письмом

Два деда - один мир!

У нас со свекром постоянно перепалки. Ну не приглянулась я ему как невеста и жена сына. Бывает… И все ему во мне не нравится. И то, что я творческая личность, и идеальный блеск кухни ставлю ниже написания очередной сказки или очерка. Ну не идеальная я хозяйка. И то, что не могу подержать в разговоре тему магазинов… Ну не ходок я по ним, не разбираюсь в тряпках. И то, что у меня мама – философ по профессии и по жизни: и когда она встает с тостом, минут так на 15-20, у свекра вдруг открывается нервный тик и тело зудит в крапивнице. Короче, не из его колоды я со всем своим семейством.

Даже мысль, что я же не за него вышла, а за его сына, не могла дать мне толчок, перевалить через депрессию. Я страдала от непонимания в семье мужа. И думала, что ничем, ничем не заслужить ну уж не любовь, а так, теплое отношение ко мне свекра.

И вдруг произошло чудо!

* * *
Помню, мы стояли радостные в дверном проеме кухни с тортиком, шел ливень за окном, мама мужа жарила котлеты, а папа читал газету.
– Родители, скоро вы станете бабушкой и дедом!
– А я и так знала, – весело прожужжала всегда обо всем вперед догадывающаяся мама и побежала гладить белье.

Свекр отложил газету и заплакал. Он плакал, как плачут мужчины от радости. Крупными слезами, не боясь, что его слабость увидят все. Это была его радость! Мы тихонько оставили его одного на кухне.

* * *
И с какой скоростью рос у меня живот, с такой же скоростью шло перерождение свекра в дедушку. Еще до рождения малышей.

* * *
Помню, в жарком июле никто не мог отвезти меня с дачи к врачу. Муж в командировке, у моих родных какие-то срочные планы, на поездки в небезопасном такси наложено табу. И только свекор сдернулся с важной работы, отложил совещание( наговорив каких-то невнятных ужастиков про себя), и привез меня во время к врачу.

* * *
Я сидела на кухне у родителей мужа и пила чай.
– Валентина, Валя! Как ты можешь вот этой теплой бурдой поить нашу невестку?
Я чуть не поперхнулась чаем с испуга.
– А что?
– Борща налей. Нету? Так сделай!
– Да я не хочу борща, – убедительно начала говорить я и успокаивать заметавшуюся у плиты Валентину Петровну.
– Будущая мать должна хорошо питаться, чтобы родить здоровых детей! – Изрек с суровым видом свекор.

Через два часа на столе вкусно дымился красный борщ в белых тарелках.

* * *
Это надо было мне становиться изо дня в день более пушистой и нежной. Но это превращение лучше всего было видно в моем строгом свекре. Он привозил мне с рынка свежее мясо, фрукты, каждый день спрашивал, как я чувствую и не надо ли чего-то еще, то есть был на грани предела внимательности.

Куда делись воскресные нравоучительные разговоры-нотации с сыном на тему: “Вы не так живете! Почему ты не строишь свою жену? Почему она у тебя не хозяйка?”

Сама учтивость и ласковость в очках с толстой роговицей.

* * *
Последний случай ошеломил не только меня, но и мужа. На дне рождения сестры мужа, я сказала комплимент свекрови.
– Валентина Петровна, какое у вас красивое платье. Вам очень идет.
– Да уж… Германское. Натуральный материал, – пококетничала Валентина Петровна.
Свекор внимательно посмотрев на жену , строго приказал:
– Выйди, сними и подари невестке. Свободный покрой, как раз живот не будет давить!

Все гости от изумления пороняли вилки.

* * *
– Ну все… Прощай карьера! Отличная карьера! – горько вздохнул мой отец, когда точно также с тортиком и под ливень мы пришли с мужем сообщить великую для нашей семьи новость.
– Надо же, он жалеет мою карьеру! Уж о чем, о чем я совсем не жалею… так это об этом, – проплыло у меня в голове.
– Папка! Ты станешь дедом! – Обняла я его.
– Да ну, скажешь. Какой я дед…
– ???

* * *
Мой отец долго не признавал мысль, что скоро, хочет он или нет, но неминуемо время превратит его в эрзац и наклеит бирочку “немолодой мужчина”.
Это же неминуемо. Как гусеница в бабочку. И не наоборот!

Я понимала, как в душе молод мой отец. Что и седина в волосах, и заметное брюшко – это все так, поверхностно. Но слово – дед! Дедушка! Это глубоко! Это до самого сердца.

Все прошлое – молодость, признание… Время идет. И это черта. Переступил, и половина твоей жизни прошла. Зенит. Женщины будут с другими глазами смотреть не на мужчину Михаила Геннадьевича, а на дедушку Михаила Геннадьевича.

* * *
Как трогательно дедушки обнимают теплые, пахнувшие молоком и каким-то амброзией (наверное, небесной) шевелящиеся комочки, перевязанные крест-накрест голубыми или розовыми ленточками. Нет, совсем не так решительно, как молодые папы. У молодых пап много дел – в голове строятся наполеоновские планы. А вот дедушки… С таким недыханием, с такой на мокром месте лаской в глазах. И не знаешь, право, кого поддерживать – теплый конвертик или бездыханного дедушку.

* * *
Мой папа, как всегда, отличился. Посмотрев на развернутый розовый комочек, он сказал:
– Ну и разве это ребенок? Это же космический пришелец. У него и глаза, как у космонавта, и ручки не человеческие… И кто так плачет? Ну точно, зеленый марсианин.
– ШШШШ! – зашипела вся королевская рать.

* * *
Когда детям был год:
– Дети, покажите, где наш дедушка? – гуляя в парке, я спросила своих тройняшек, по-королевски разъезжающих в коляске.
– Даш, ты папу дедушкой пока на людях не называй, – попросила меня моя мама. – Он пока не готов.

* * *
Помню, как первый раз купали детей. Дедушка и бабушка (по линии мужа) решили устроить показ азов Практикума молодой мамы. Зачем-то нагрели детскую до 30 градусов. Воду нагрели до 32 градусов в маленькой ванночке. И аккуратно на каких-то специальных саночках, обернув в марле, купали первого малыша.
– Теперь ты, Андрей, – сказал красный как рак дед.
Муж делал все правильно. Но от сильного переживания и напряжения промахнулся ладошкой и пролил несколько капель на личико очередного младенца.
Тут дед смачно наградил сына, двухметрового детину, подзатыльником. Муж взвыл от позора.

Как только дед и бабушка ушли, мы наполнили большую ванну уже не кипяченной, прохладной водой, градусов 20. Детей я купала, что белье полоскала. Туда-сюда. А зачем такие церемонии? Мне нравится и дети довольны!

Видел бы это все дедушка!

* * *
И не одно потрясение, так другое… И уже и сердце все изболелось. Потому что каждый приход – то у старшего на лбу шишка, то у младшего подбит глаз, то внучка зуб на качелях потерял. Поэтому никогда не рассказывайте о болезнях и болячках внуков дедам – слез и волнений будет на порядок больше, чем в любом самом меланхоличном сериале.

Сердце дедов хрупкое, нервы тонкие…

* * *
Мой отец взрослеет на глазах. Звонит каждый день и спрашивает о здоровье своих внуков. Вот это да! Уже все родственники знают планы на лето. Летом он будет учить внуков рыбалке! И это не смеха ради. А на полном серьезе.
– Ты, Шурик, будешь копать червяков!
– Ты, Серега, понесешь удочки!
– А ты, Маня… Считать рыбу!

И для трехлетнего ребенка нет больше счастья!

* * *
– Ты представляешь, Зина. Я же пятьдесят лет назад не делал пикулек из акации. А теперь для внуков сделал! Вернулся в детство! – Радуется мой отец.
И не только пикульки! Но и железная дорога, и самодельная качелька на старой березе, и шалаш с военными тайнами, и самодельный фонтан на даче, и сабля, покрытая серебрянкой, и длинная лестница на сказочный чердак на крыше дома…

* * *
В детстве я не застала дедушек. Один умер за пять лет до моего рождения. Он был военным аташе на Кубе. Попав под проливной ливень, дедушка заболел на Кубе и умер по дороге на Родину. Второй мой дедушка, тоже фронтовик вернулся домой после госпиталя незалеченным и слабым. И через какое-то время умер, когда моей маме было всего 11 лет. Растили меня и сестру мои родители, бабушки и воспоминания о дедах.

До сих пор помню, как мне не хватало их. В парке, когда гуляли всем семейством, на параде, когда рассматривали военную технику, и когда был салют, на могиле, когда бабушки так жалко плакали и целовали землю могилки, на даче, когда надо было достать самое красное и самое далекое яблоко, во дворе, когда соседи прибивали скворечники, в подъезде, когда пацаны-хулиганы обзывались…

Но особенно чутко не хватало дедов на праздник Победы, 9 мая. В этот день наш класс готовил подарки для своих дедов-фронтовиков. И вот они, седовласые, еще крепкие, звенящие орденами и медалями заходили в класс. И большая половина нашего класса бежала им навстречу и дарила бумажные красные звезды, самодельные самолеты, сделанные из спичечных коробков танки… А я сидела в сторонке. Никто уже не порадуется мои белым тряпичным голубям, которые я сделала на 9 мая.

Почему-то в седьмом классе я вдруг утешила себя мыслью:
– Ну что ж… раз нет у меня дедушек. Главное, что мы с сестрой мальчишками не родились. Вот тогда бы было горе!

* * *
Дедушки… Конечно же, это совсем другая каста в сознании и маленького, и большого ребенка. Дедушка… да само слово более мягкое, теплое, хлебное, что ли. Не то, что “папа” – сильное и волевое. И тем более “отец”! А тут – “дедушка”.

Ну, вы поняли, о чем это я. Я так рада, что у моих детей есть два отличных деда!

Дарья Мосунова 

http://eva.ru/articles/mosunova8.htm



Просмотров: 1707
Рекомендуем почитать


Популярное на сайте
О вреде быстрого секса при поиске второй половины Главное предназначение женщины 30 преимуществ юбки перед брюками 64 искусства, которыми должна была обладать славянская девушка Что хотят слышать мужчины Чего хочет мужчина от женщины?