Правильные Отношения

О том, как любим МЫ,
и о том как любят НАС!

Чувствуем одно, говорим другое, делаем третье... Школьники сегодня - лучше или хуже? О деликатности Как отец влияет на судьбу ребенка
Новости
Подписываемся в нашу группу в ВК

Правильные Отношения
Подписаться письмом

Система высшей школы в последние годы просто обезумела

Недавно переслушивал лекции замечательного психолога и психотерапевта Сергея Ковалева и наткнулся между делом на такое откровение: я ушел из высшего образования, поскольку надоело иметь дело с рефератами, тупо скачанными из Интернета. Теперь работаю только с преподавателями и специалистами на семинарах.

Любопытно, что такой опытный педагог и такой находчивый психолог и психотерапевт не нашел выхода из этой ситуации, даже будучи немалой по международным масштабам звездой практической психологии. Насколько я понимаю, он очень ценит общение с молодежью, и в то же время – ставит крест на своем преподавательском будущем в вузе. Он таки может себе это позволить, будучи человеком далеко не бедным, но что же такое случилось с нашей высшей школой, если лучшие умы ее начинают избегать, как чумы.

Об ограниченности старой университетской системы в эпоху Интернета

Когда я писал книгу об А.А. Богданове, меня немало удивило, до какой степени значимой штукой в образованном сообществе начала ХХ века был реферат. И Богданов, и Ленин, и Мартов и в ссылках и в Европе выступали очень много раз с этими самыми рефератами на актуальные темы. Кстати, это позволяло им к тому же немного зарабатывать в эмиграции. Рефераты рекламировали, на их чтение собирали публику, их обсуждали, полемика имела продолжение и т.д. Рефераты даже раскалывали партии. Они потом и в книги оформлялись (если удавалось издать), но значение рефератов было прежде всего в их актуальности и живом обсуждении. Следовательно, создание такого реферата – это был труд высшей научной квалификации.

Как-то в студенчестве мне попалась замечательна книжка 1926 года И. В. Ребельского «Азбука умственного труда», где подробно описывалось, как читать, как делать выписки, как писать рефераты, выступления, доклады и более сложные работы, потом я прочел у Г. Гецева как конспектировать, как вести архив, картотеку и т.д. Почему мне вспомнилась та популярная, написанная было для рабочих, крестьян и красноармейцев входящих в мир образования книжка на газетной бумаге? Потому, что ее бы переиздать, поскольку подходят те самые времена смены элиты и новая элита будет решать технологически все те же проблемы работы при дефиците времени. Хотя я знаю, что по этой же теме написаны сотни неподъемных учебников в нашем времени. Я их все просматривал. Они не просто не читабельны а непомерно громадны – «книжка больно толстая». Я бы такие в юности не освоил. Вот и студенты тоже проходят мимо.

О чем это я? Да в эпоху Интернета все это старье, говорят мне.

Ну-ну. Я преподаю почти 40 лет и очень давно не видел ни одного нормально написанного реферата. Ни студенческого, ни аспирантского. Их разучились писать еще до Интернета. А знаете почему? А никто и не учил. Нет такого курса или тренинга в вузовской сетке в тех десяти вузах, где мне довелось преподавать. Подразумевается, что пришедшие из школы уже этим как бы владеют. Хреночки они чем владеют, кроме планшета с игрушками.

Если честно, я бы сегодня поставил в вузах жирный крест на всех рефератах, курсовых и даже дипломах. А знаете почему? Они ничего у студентов не формируют. Не говоря уже о том, что они написаны, как правило, не ими. Если не уметь, не хотеть, да и некогда, то так оно и получается в итоге.

А что должны формировать, рефераты и курсовые? По идее, навыки обычной научной работы, технологию которой и описал для рабочих и крестьян популяризатор НОТ Ребельский и иже с ним, их было много. Это работа, которой наши современные студенты заниматься отродясь не будут. За крооохотными исключениями тех, кто метит в науку и тех, кто метит в преподаватели. Там да, там эта технология нужна, и сажать ее надо жестко. А не кое-как. Ведь пока у нас в обычных вузах не магистры, а коекакеры. Про бакалавров вообще промолчу, они экзамен за детский сад сами не сдадут, не то, что вузовский. Процентов 90 точно. Но никто им этого экзамена никогда не устроит. А вот почему? Кому выгодно делать из наших студентов не специалистов, а некую кашеобразную массу?

Зато они пишут так называемые эссе. Это когда не умеешь и не знаешь ничего, но с тебя требуется выдоить хоть что-то. И выдаивают. Журнал «Крокодил» отдыхает.

Технология реферирования и прочих этапов обработки информации в научный текст была нужна в конце ХIХ века, когда общество совершало научно-технический рывок. Тогда образования в университете хватало на всю жизнь, а метод работы «снимался» с тех профессоров, кто сам работал в исследованиях. Представляете, поучиться у Менделеева, Тимирязева, Павлова, посидеть в библиотеке у Федорова, написать письмо Льву Толстому. Чеховские герои – ординарная интеллигенция того времени, врачи и инженеры, и даже офицеры генштаба – читали, писали, исследовали, общались по этому поводу, журналы рукописные и прочие издавали сами – и все это в порядке вещей. Люди видели смысл в развитии себя в том числе, в профессии. А когда лишались этого смысла, и возникали чеховские «ионычи». Но этот идеал образованности в развитии поддерживался еще и их социальным статусом – деньгами и дворянством. Нищий профессор, при всем напряге жизни доктора Дымова, никак не мог быть сопоставлен с дворником Тихоном.

Крах высшей школы

Не знаю, сколько тогда получал профессор в сравнимых деньгах, но сегодня профессор получает 15-20 тыс., а наш местный дворник – примерно столько же. С премией, говорит, больше.

И что с того? А то, что в итоге – каков статус, таковы и результаты. Но от дворника не требуют публиковать за свой счет книги и статьи в «загонных» ВАКовских журналах, а также приносить вузу прибыль от научной работы в размере около 100 тыс. в год. Раньше государство платило за науку, а теперь преподаватели должны доплачивать вузу за желание иметь дело с наукой? Да и наукой ли? Так что ликвидировать по существу высшее образование в России оказалось проще простого: достаточно было унизить весь ППС до уровня бомжей и вменить им в обязанность кормить вуз, а не наоборот. Еще можно превратить их в то, о чем мы поговорим ниже – предпринимателей поневоле на помойке высшего образования.

Сегодняшний мир не подразумевает тех идеалов, которые были у интеллигенции век назад. Там тоже преподаватели жили не ахти как богато, но отнюдь не нищенствовали. У них был смысл и перспективы роста – это самое важное. Сегодня быть преподавателем смысла нет. И предел перспективы – к концу жизни иметь 20 тыс. зарплаты доктора наук.

Как-то я ехал в купе с довольно сдержанным человеком моего возраста. Разговорились, как оно обычно в купе вечером. И он говорит – а я дано ушел из высшей школы, чего копейки считать. Прибился где-то к власти и живет не бедствует со своей степенью. Он уехал с вокзала в такси, а я на трамвае.

Не хотелось бы сводить все к банальности. Но речь о том, а нужна ли нам вообще высшая школа? Судя по отношению к ней государства и бизнеса, не нужна. Результат ее работы равен нулю, если она нужна только для продажи задорого вожделенных «дипломов государственного образца».

А давайте отменим эти самые дипломы. Не будет формы, за которой гоняются, но тогда можно будет хотя бы поговорить о содержании этого общественного института. Например, вместо диплома разбейте процесс образования на части и сертифицируйте каждую часть отдельно. Давно опробованная технология. Хотя при желании извратить можно все, и то тоже.

Но это к примеру. Я говорю о том, что между дипломами и образованием потеряна корреляция. Диплом больше ни о чем не говорит. Но в мире статуса он действует как дополнительная медалька на лацкане. Ведь на работу берут все равно только по родству, знакомству и т.п.

Когда я читаю рефераты, а я их читаю, я понимаю, что это макулатура. Потому я стал собирать их в электронном виде и получил библиотеку исходных текстов. Сделал из нее общедоступный «ридер» и запретил в рефератах копировать эти тексты. Вой стоял! Но все равно за год я не набрал ни одного реферата, написанного студентом лично. Рефераты все поголовно правильные, что при отсутствии у якобы пишущих исходной культуры работы с информацией невозможно. Для острастки я заставляю самых борзых читать их рефераты вслух: хохот стоит, как на выступлениях Жванецкого. Ни одного термина без препинания, половина ударений неправильные, ни на один вопрос не отвечают. «А я работаю, мне некогда». Ну так иди работай, милый. Диплом купи в московской подворотне, и дальше работай.

Когда я просматриваю курсовые и дипломы, я вижу титаническую работу преподавателей. А больше никого. Потому что эти курсовые и дипломы и пишут в основном преподаватели. Что особенно ясно из мычания на трибуне во время защит. Курсовые и дипломы – это второй тип макулатуры после рефератов.

Когда я просматриваю массу вузовских сборников, то понимаю, что это – еще более жуткая макулатура. Писать ради галочки в отчетности, обычно ни о чем, – это плодить приспособленцев, лишенных всего необходимого в настоящей науке – ума, метода, таланта. А тут ведь все правильно написано, по каким-то очень жестким требованиям. Но с позиций науки – макулатура.

А в масштабах страны – бумажная помойка.

Когда я просматриваю, что именно написал после защиты тот или иной начальник и где это опубликовано, я гарантировано могу сказать, кем это сделано за него, я понимаю, что его степень – цацка. Но эта цацка бетонная, она же стоит поперек дороги стоит на пути тех, кто действительно способен к наукам. Я хорошо знаю по себе, что сейчас нормальная управленческая работа не оставляет времени на научную работу. И потому теперь в президиуме сидит тот, кто к науке имеет такое же отношение, как наш дворник. Получил он цацку проще просто – шакалья полно, обойти его теперь невозможно. Он перекрыл вентиль в потоке науки.

А потому куда должна уходить наука в России? В подполье! По крайней мере, за пределы вузов. Такого еще в истории не бывало, но факт. В современной России наука находится за пределами «мелового круга» официальной работы ученого. Все известные мне пишущие пишут вопреки, а не благодаря. Бред какой-то.

Чего проще – оценить в науке человека по его работе. Кто публикуется, знает: по моей специфике в мире есть 5-6 имен, они и написали основные книги. А кто такой Пупкин, знают только в этом вузе. Он деньги делит. Чемпион по сноскам, пока делит.

Еще в поздние советские времена был сформирован частокол формальностей, обойти которые способен только изощренный ум пустого службиста, а не ум ученого. У нас весь менеджмент вузов, вплоть до завкафедрами сегодня состоит из этих службистов. «Все правильно сделал», живи дальше. Галочки только вовремя ставь, и пиши свои компиляции куда надо, платить не забывай. Заведование кафедрами превратилось в место для битья, и знаю десятки случаев, когда с этой должности нормальные люди уходят в преподаватели с меньшим окладом. Это проще, чем заполнять бесконечные бессмысленные формы, выступая мальчиком для битья всех верхов и тучи тетушек внутри вуза, которые заняты «контролем» всего, чего угодно. Их скоро больше преподавателей станет.

Система высшей школы в последние годы просто обезумела на почве формализации. Она стала жестко выбрасывать из себя всех, кто имеет хоть какую-то самостоятельность мысли. А потому, что управлять легче запуганными безработицей бесправными препами. Вузы-то сокращают. Трепещите! И безработными становятся именно те, кто менее всего формализован, но способен к творчеству в науке. Вот как характеризует эту девятую фазу в развитии любой организации американский ученый И. Адизес:

«Фаза IX – бюрократизация. Закукливание с разрывом связей с внешним миром. Правят бюрократы, а инициативные сотрудники уходят. Бюрократизация делает организацию бессмысленной. Она работает вхолостую, а бюро перемалывают горы входных и выходных документов. Однако информационные связи между подсистемами нарушены».

Это очевидное свидетельство наступающего краха нашей высшей школы.

А по сути?

Современная система непрерывного образования подразумевает совсем другие формы поиска, фиксации, обработки и использования информации. Это первое, а второе – а зачем информация? Что с ней делать будет тот, кто ее накопил? Она ведь нужна или для проекта, или для принятия решений.

Я убежден, что в профессиональном смысле педагог может передать студентам только одно – свой способ работы. Если он у него есть. А стремительно обновляющиеся знания передавать бессмысленно. В любых предметах.

Что происходит в реальности? Однажды студенты на лекции отвесили мне комплимент: вы единственный преподаватель, кто с нами разговаривает. Я опешил. А остальные что делают? О! Они приходят, полчаса заполняют журнал – отчетность!, открывают учебник – и диктуют, диктуют, диктуют…

Надеюсь, не все. Но такая «китайская читка» – бессмысленное времяпровождение, и это при реальном дефиците времени. А вот держать такого правильного «преподавателя» начальству удобно: он все делает по букве инструкции. И все предоставляет вовремя. И при чем тут студенты, которые над этим ржут, они же за дипломом пришли, пусть терпят.

Интересно, что они потом делают с конспектом, который от книги (учебника за 100 р. или бесплатного – в интернете) ничем не отличается. Наверное, свято хранят, как я храню свои студенческие конспекты, с той разницей, что в моем времени таких доступных учебников не было и лекции нам читали не из них. Тогда удавалось учиться у преподавателей, и я их всех помню поименно. Нас же назавтра забывают, а что, собственно, помнить?

Сейчас на первых лекциях по любой дисциплине я сразу даю студентам десяток-два электронных учебников по данному предмету и около. Разной степени сложности. И дальше говорю: если предмет вам нужен, вы там найдете все нюансы. А все, что могу для Вас сделать я – это создать каркас из схем, на который все знания по этому предмету развешиваются. Если Вы этот каркас поймете и усвоите на уровне оперирования, он станет деревом для любого информационного поиска в нужной ситуации.

Усваивают единицы.

Остальные отвыкли мыслить, и чем дальше, тем ситуация хуже. В последний год я потерпел первое в жизни фиаско: никакими ухищрениями не смог разговорить на лекциях целый курс, они затравленно смотрят на меня и на мои вопросы молчат, как партизаны. Их забили, как гвозди, по самую шляпку. А по глазам вижу, что некоторые рыпаются хоть что-то сказать. Но молчат. Какое это страшное «молчание ягнят». Будущих специалистов.

Формализация достигла своей цели. Создала покорную немую массу.

Иногда я поступаю наоборот: даю студентам книги в электронном виде и прошу из всех 20 книг выстроить логическое дерево тем по предмету. Озабоченные немалой сложностью этой работы, студенты начинают задавать вопросы. Хотя опять немногие, которые на этом пути понимают, что такое ракурсы, аспекты, повороты темы предмета в освещении разных наук.

Я предпочитаю с ними беседовать, поскольку это раньше можно было с кипой конспектов прожить всю жизнь специалистом. А сегодня и книг в Интернете полно, и знания меняются со скоростью ракеты. Смысла в диктовке нет, поскольку типографии и принтеры непрерывно работают.

Одно время я даже записывал себя на лекциях на диктофон, но вскоре понял, что это не имеет конца – одна и та же тема в разных аудиториях разная. Схемы одинаковые, а уровень их понимания – всегда разный. Зависит и от возраста, и от факультета, и от формы обучения, и даже от настроения группы и погоды. Поэтому конечный текст лектора – всегда продукт импровизации. Если лектора интересует результат. Или же он просто «громкоговоритель».

Иногда я начинаю первую лекцию с постановки целей. Привожу студентов в состояние «момента истины» и развожу аудиторию на тех, кому нужен диплом, и – кому нужно образование. Пропорция всегда примерно одна и та же: 95/5. Работать дальше надо с теми, кому нужно образование. Дипломы у нас получают все. И им образование не нужно. Им нужен статус.

Трясти студента, чтобы он «сдавал» предмет по темам, вел конспекты, что-то писал, проходя по лесенке образованности – это старая университетская традиция. Только сегодня от нее проку как от паровоза: КПД 5%.

Я перестал понимать смысл высшего образования, как оно у нас есть. Оно развернуто в прошлое, а не в будущее.

Россия – единственная страна, где студенты платят, чтобы не получать образования

Однажды я задался вопросом? Откуда у заведующего кафедрой вдруг появляется новенькая иномарка. При условии, что кредитов он не брал.

Профессора наивны. Но их способна просветить любая секретарша в вузе. И меня просветили несколько таких секретарш в разных вузах. Поделюсь. Я простейший, умею делиться.

Идея проста, как три рубля.

Все те разновидности макулатуры, которые я перечислял выше, проворачиваются внутри вуза и систем покрупнее. Если к вам по должности попадают рефераты, курсовые и дипломы, это ваш Клондайк. Поскольку нигде больше они не нужны, только в вузе. И значит, их вполне можно продать следующим потокам студентов. Студентам, дипломникам, аспирантам, их мамам-папам, знакомым и т.п. Преподаватели довольны – можно поставить галочку – все сдали. Студенты меньше, но тоже довольны – чего морочиться, и тоже получают свою галочку в зачетку. А больше всех довольны начальники, которые получают все галочки на месте плюс необлагаемый доход. За который и можно купить иномарку.

Хорошее дело кооперация. Между родственными вузами можно меняться этой макулатурой, что и происходит по естественным причинам: преподаватели работают, как правило, в нескольких вузах, чтобы выжить.

Вопли об этом, видимо, просочились в верхи. И был придуман АНТИПЛАГИАТ. Якобы он студентам не дает не то что повторно использовать уже готовое, но и списывать. Но системы антиплагиата не являются обязательным требованием везде, где-то об этом и не слыхали, а поэтому старые схемы крутящегося потока макулатуры все еще приносят прибыль кому надо.

И второе – антиплагиаты превратили написание текстов в идиотическую борьбу за цифру «процента антиплагиата», полностью уничтожив культуру цитирования: а любое цитирование машина распознает как плагиат. Между тем любой классический труд в науке – на треть цитирование, возьмите хоть Дарвина, хоть Маркса, да кого угодно. То есть, в борьбе за деньги (там на прибыли сидит одна группа, тут другая) была мгновенно уничтожена важнейшая часть технологии личного сбора информации: выписки и цитирования.

Против лома есть приемы. И вот возник окончательный шедевр этой машины бессмыслицы – посредники, пишущие для студентов и аспирантов любые тексты. Мало того, что идея свести на одной площадке «спрос и предложение» проста как блин, именно эти посредники получают колоссальные прибыли, использую теперь преподавателей в качестве дойных коров по изготовлению текстов. Но в другом коровнике, вне своего вуза.

Видели бы вы этих посредников в натуре! Их главное свойство – жадность, замешанная к тому же на презрении к нищим преподавателям, временно безработным мамочкам и пенсионерам. Они обирают их как липку. Примерное соотношение такое: если заказчик платит 1000 руб. за текст, посредник забирает себе около 700-800. Определить это несложно, достаточно войти на сайт как заказчику – одна сумма и потом – как исполнителю – вторая сумма. Это деньги из воздуха. Крутятся они в Интернете, где законами и не пахнет.

Но мне говорят, что такие сайты круто защищены – у них все по закону. Они предприниматели! Святое дело для либералов.

Если то и так, то эта ржавчина, поедающая остатки высшей школы, у нас вполне узаконена. А может даже и моральна – люди ведь создают рабочие места!

Мне вспомнился то ли фильм, то ли спектакль, где в американском городе N была организована посредническая фирма по секс-услугам. И замужние дамы втихаря там подрабатывали, а их мужья втихаря ее посещали. Пока муж не наткнулся на жену. Но концовка – все чинно гуляют по набережной, ничего ведь не случилось.

И ТУТ У НАС ТОЖЕ САМОЕ. Но еще нелепее: заставлять студентов готовить курсовые, а потом через посредников писать эти же курсовые – рано или поздно, вы получите свой текст. В самом большом выигрыше будет посредник, а студент платит за то, чтобы не получать высшего образования, нередко заплатив за то, чтобы получить высшее образование.

Может в консерватории что-то поменять? Ведь если преподаватель напрямую договорится со студентами, без посредников, будет же дешевле. И ему лучше, и им. Вот только его сразу уволят за аморальное поведение.

Идиотизм этой ситуации в двойной морали: если напрямую, то нельзя, - аморально. А если через посредников - то можно! Все по закону!

Чтобы организовать подобную «услугу», достаточно создать сайт. Подойдет даже бесплатный. Вся «услуга» сводится к двум-трем действиям:

- обеспечить замануху для студентов, чтобы платили сюда: «Вам нужен реферат? Мы его сделаем за ваши деньги и ваши сроки!»;

- обеспечить замануху для преподавателей, чтобы работали здесь: «Вам нужна подработка – мы дадим Вам работу, сколько захотите». Если вы пенсионер или беременная преподавательница-аспирантка, это везуха.

Дальше надо брать у первых заказы на макулатуру и предлагать вторым. Хотя в Интернете полно предложений и от самих преподавателей, без посредников. А че, раз можно. Крыша едет: прямо нельзя, в инете можно.

Главное – обойти антиплагиат и уложиться в сроки. Это не так уж сложно, особенно если владеть приемами рерайта и парой-тройкой простейших программ. Но можно писать и вручную, хотя тут навык нужен быстро писать любую хрень. Очень ценится, хотя работа копеечная.

Я говорил с рядом преподавателей, которые работают на сайтах- посредниках за эти копейки – а вам оно зачем? Одни говорят, приработок какой-никакой, другие – не хочу форму терять, а так я развиваюсь. О! Аморальное действие даже свою высшую мораль получает!

А и то: если государство тебя кинуло и опустило на уровень дворника, то почему преподаватель не имеет право зарабатывать своими мозгами и временем, наплевав на такое государство. Кстати, пишут сочинения и рефераты за деньги даже школьники и первокурсники, не говоря уж об аспирантах. И если процесс пойдет дальше с той же силой, а все к этому идет, ржавчина полностью съест остатки нашего высшего образования.

Понимать-то я их понимаю, нищета и не туда привести может. Но ржавчина разъедает и души самих преподавателей, это самое страшное.

Я при этом не понимаю, а зачем стране такое высшее псевдообразование? С КПД меньше паровоза.

И разве образование существует ради прибыли? Когда ради, тогда все это и возникает. Но если Россия собралась в лидеры нового века, то этот псевдомеханизм ей не поможет. Для прибыли лучше еще скважин набурить.

Зачем нам маховик макулатуры, которые приносит прибыль посредникам, посредникам над посредниками – уже и такие есть, и наносит очевидный удар по сути самого образования? Мы что за светлое будущее собираемся строить за счет этой псевдосистемы псевдообразования?

Наверное, превдогосударство у которого есть только псевдобудущее.

По тому же Азидесу, следующая фаза X – гибель организации, к которой могут привести даже небольшие внешние изменения.

То есть, это вовсе не кризис высшей школы, как нам давно поют. Это целенаправленная ликвидация данного общественного института. И проект движется к естественному концу, когда умные предприниматели законно приватизируют все материальные остатки науки и высшей школы. Они уже по столько отхватывают, что проглотить не способны. Тогда начинаются «сокращения» филиалов, бессмысленные и беспощадные.

Сейчас, при переходе через критическую точку истории, в высшей школе ничего реформировать не удастся. Система полностью сгнила, если судить о ее духе, моральном состоянии и статусе ее ядра. Ее нельзя реформировать, поскольку у нас все реформы ведут только к новой формализации, а от следующего закручивания гаек ржавчина этой махины просто рассыплется.

Ее теперь можно только демонтировать и создать другую систему. Под другие цели. И главное – под другое содержание.

Сначала цели и проект, потом демонтаж и сборка.

Д.филос.наук Н.Н. Александров.
 

rolex replica watches best swiss replica watches replica iwc watches

Просмотров: 1982
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Сорок дней до зачатия 5 действий счастливого супружества Нежелание женщины убирать в доме Магия и энергия волос О вреде быстрого секса при поиске второй половины Ребёнок выживший в результате аборта