Правильные Отношения

О том, как любим МЫ,
и о том как любят НАС!

Не сейчас, не с этим человеком... Как ваше окружение может изменить вашу жизнь 2 врага коммуникации в семье Михаил Литвак: Счастье вариантов не имеет, варианты имеет несчастье
Новости
Реклама
Новости партнеров
Подпишись

Правильные Отношения
Подписаться письмом

Важность правил и границ для детей

Не вызывает сомнения, что для того, чтобы жить в обществе мы все должны соблюдать некие правила. Мы не всегда отдаем себе отчет, насколько вся жизнь в обществе пронизана сетью больших и маленьких правил. Где стоять, как и кому говорить, куда и как долго смотреть… все это правила культуры, незнание которых может сделать человека если не изгоем, то, по крайней мере, фигурой малопривлекательной. Все эти правила предстоит усвоить ребенку в процессе взросления.

И, хотя ребенок оснащен прекрасными механизмами социального приспособления, перед ним стоит непростая задача.

Освоение правил в детстве играет двойную роль

Во – первых, правила поведения, которыми овладевают дети помогают им встраиваться в разные социальные ситуации и коллективы, не навлекая на себя негативных эмоций окружающих. Ребенок, который понимает, что в церкви нельзя кричать, в магазине не принято грубо хватать выставленные товары, а в толпе лучше не толкаться в значительной степени защищен от недовольства окружающих.

Во – вторых, вводимые в детстве правила способствуют развитию такого важного для будущего качества, как произвольность, волевая регуляция поведения. Детское «хочу» сталкивается с реальностью – множеством разнонаправленных желаний других людей, которые нужно видеть и учитывать. Без такого столкновения, без понимания того, что твои желания не единственные в мире, не вырастет человек, способный гармонично уживаться с окружающими.

Дети non-frustration

История воспитания знает яркий пример выращивания целого поколения детей, которых старались ничем не ограничивать не просто балуя их, а по идеологическим соображениям. Америка, как всегда богатая на различные новшества, стала местом интересного жизненного эксперимента в воспитании детей.

Пропагандировался принцип non-frustration, то есть принцип неограничительного воспитания. Было сделано предположение (корнями уходящее еще к идеям Фрейда) о том, что невротиками люди становятся благодаря системе подавлений их естественных влечений, которая применяется в воспитании. Ребенок, наталкиваясь на множество препятствий его воле в процессе роста, фрустрируется (фрустрация – психологический термин, означающий негативное психологическое переживание, которое возникает от невозможности удовлетворения своих желаний). И если эти препятствия (границы дозволенного) максимально убрать, то мы получим замечательно психологически устойчивых людей, свободных и сильных. Взрослые были готовы потерпеть неудобства ради великой цели.

В результате было выращено целое поколение так называемых «нефрустрированных детей», которых знаменитый ученый Конрад Лоренс назвал « поколением несчастных невротиков». Эти дети почти не сталкивались с ограничениями в родном доме, но они все равно были вынуждены столкнуться с правилами мира, однако, это происходило слишком поздно. Наталкиваясь на непривычные для них ограничения, они переживали сильный стресс, реагировали агрессивно. Кроме прочих неприятностей «нефрустрированные дети» были нежеланными гостями во многих компаниях из-за своей не стиснутой рамками цивилизации натуры.

«… в группе без рангового порядка ( Лоренс имеет в виду естественную систему подчинения детей взрослым) ребенок оказывается в крайне неестественном положении. Поскольку он не может подавить свое инстинктивно запрограммированное стремление к высокому рангу и, разумеется, тиранит не оказывающих сопротивления родителей, ему навязывается роль лидера группы, в которой ему очень плохо. Без поддержки сильного «начальника» он чувствует себя беззащитным перед внешним миром, всегда враждебным, потому что «не фрустрированных» детей нигде не любят»(К. Лоренс)

Две стратегии обращения с правилами

Итак, правила детям необходимы, но, как быть с импульсивностью детей? С их подвижностью, потребностью в шумных играх и постоянном движении? Как не подавить эти столь ценные качества и при этом обеспечить детям понимание логики общественной жизни с ее ограничениями? Давайте рассмотрим две полярные стратегии обращения с правилами.

Первую стратегию условно назовем «Этожедети», она отражает попустительское отношение к активности детей, стремление никак не ограничивать ее рамками, чтобы не убить в них спонтанности и творческой силы. Довольно много родителей почти не вмешиваются в активность детей, пока та не представляет совсем уж серьезной опасности.

Таких родителей знают на детских площадках. Они сохраняют олимпийское спокойствие в то время, как их дети проявляют себя в разных (иногда довольно пугающих) формах. Эти дети могут вести себя вызывающе, слишком шумно (не только на детских площадках) часто дерутся с другими детьми или отнимают их вещи. Но, родители не вмешиваются, предоставляя детям разбираться самим, не желая ограничивать ребенка.

Такие дети могут стоять на ушах в общественных местах, играть в подвижные игры в толпе людей, громко разговаривать в театре - родители предпочитают не вмешиваться, обычно сидят с индифферентным видом, показывая, что они тут ни при чем. В их представлении, раз дети еще недостаточно зрелы, чтобы вести себя по - взрослому, то к ним и не применимы взрослые правила и нормы поведения. На замечания окружающих такие родители отвечают «Ну, это же дети, что вы от них хотите!».

Мотивы таких родителей абсолютно позитивны (хотя иногда кажется, что они просто равнодушны к окружающим): они хотят вырастить свободных духом и раскрепощенных людей. В большинстве случаев, правда результат воспитания не радует, вот почему:

Родители – первые проводники социальных норм для ребенка, семья – то место, где ребенок на фоне любви близких впитывает основные нормы общежития людей. Введение правил, большей частью неприятных для ребенка, как и любой вид ограничений, смягчается привязанностью к Родителю – первому образцу и установителю правил.

«Усвоить культурную традицию другого человека можно лишь тогда, когда любишь его до глубины души и при этом ощущаешь его превосходство»(К. Лоренс)

Что происходит, если родители отказываются от этой своей роли, стремятся не ограничивать ребенка ни в чем (или почти ни в чем)?

Ребенок все равно сталкивается с правилами, так как внешний мир не создан для удобства одного отдельно взятого ребенка. Не родители, так другие окружающие, взрослые и дети начнут выставлять правила для ребенка, естественные ограничения. Но, относиться к таким правилам ребенок будет остро негативно, так как не прошел «прививку» правилами в родной семье. Так, например, ребенок, который в дошкольном возрасте привык ни в чем себя не ограничивать, к школе будет слабо понимать, почему он должен подчиняться общей дисциплине. Но, разве от этого он будет свободен от школьных правил? Нет, но он будет жестко конфликтовать с этими правилами, обижаться и злиться, что на него кто-то давит.

Родители – сами те люди, которые нуждаются в уважении и внимании ребенка. Если ребенку все позволено, его желания на первом месте, то родители пострадают в первую очередь, хотя, возможно, последствия будут несколько отсрочены по времени. Так, вплоть до раннего подросткового возраста может создаваться иллюзия, что ребенок еще маленький, а подрастет, так сам поймет и то, что взрослым надо помогать и относиться к родителям желательно уважительно на словах и на деле. Но, увы, этого не происходит; если ребенку не объяснили, что нужно помогать, уступать и прочее, то сам он вряд ли сделает такие выводы.

Родители не желающие выставлять детям правила делятся на несколько категорий:

1. Родители могут быть малочувствительные к социальным нормам люди, не принципиально, а просто по складу характера. Это не те люди, которые говорят: «на окружающих наплевать, лишь бы мне было хорошо», и соответственно учат этому детей. Это люди, которые искренне не понимают, что нарушают зафиксированные в культуре (часто неписаные) правила.

Недавно в театре мне довелось наблюдать случай. Шла опера «Сказка о царе Салтане», в зале было много детей 6-14 лет, большинство из них вело себя вполне пристойно, никто особенно не шумел. Рядом со мной сидела бабушка с внуком, лет 6. Все первое действие мальчик разговаривал, не понижая голоса. Мальчик говорил так, будто сидел в своей комнате перед телевизором: последовательно рассказывал о своих впечатлениях, сообщал обо всем, что удалось подметить в интерьере зала, костюмах актеров и действии. Бабушка ни разу не прервала речи внука, активно поддерживала его комментарии, задавала вопросы, ни разу не предложила внуку хотя бы говорить шепотом. Пара не реагировала ни на короткие, ни на длинные возмущенные взгляды окружающих. Когда после первого действия зажегся свет и я обернулась на своих соседей, я увидела абсолютно довольные и даже просветленные лица: бабушка с внуком не только послушали замечательную оперу, но и весьма содержательно пообщались… Судя по их спокойному и умиротворенному виду, он не считали, что задевали чьи - то интересы, что в непосредственной близости от них сидели люди, которые пришли слушать музыку, но вынуждены были слушать своих соседей. Бабушке с внуком, разумеется, в антракте сделали замечание, так что общение во время действия пришлось прервать.

Раньше, когда не было мобильных телефонов, а были телефонные будки, рядом с ними иногда скапливались очереди, люди ждали возможности позвонить. В людных местах такие очереди могли быть довольно внушительными. Я, стоя в этих очередях, возмущалась и одновременно завидовала тем людям, которые, невзирая на ненавидящую их очередь, умудрялись спокойно вести неспешные разговоры по телефону, считая, разумеется, что раз подошла их очередь, и время телефонного разговора не регламентировано, то они имеют право поговорить в свое удовольствие. Тогда я считала таких людей уверенными в себе. Позже я поняла, что только часть этих людей действительно осознавала тот контекст, в котором они находятся и то настроение, которое они порождают у окружающих.

Большинство же из «уверенных» в себе людей просто не понимало, что вообще происходит. В других ситуациях они так же нечувствительны к настроению окружающих и постоянно попадают в неприятные ситуации, даже не осознавая, как это вообще происходит. Они малочувствительны к собственному вкладу в проблемы просто потому, что мало осмысливают свое поведение.

Люди со сниженной чувствительностью к социальным нормам, неписанным правилам, соответственно воспитывают подобным образом своих детей, обычно передавая им и аналогичные проблемы с окружающими.

2. Родители гиперчувствительные к правилам, часто даже угнетенные внутренними ограничениями и страдающие от этого, также иногда не хотят ставить своих детей в какие – либо рамки. Они сами так настрадались от того, что шагу не могут ступить без оглядки на то, что подумают, да что скажут, сами так болезненно зависят от мнения окружающих, что ни за что не хотят передать детям такое наследие. Они рассуждают примерно так: «меня всю жизнь мучили тем, что люди скажут, да не кричи, да не бегай, ты всем мешаешь, так хоть я своего ребенка от этого уберегу, не вырастет невротиком».

Это достаточно неадекватный способ решить свои проблемы, через ребенка, сначала спроецировав на него свой внутренний конфликт, а потом в нем же пытаясь этот конфликт решить (хотя решать надо в себе). Дети таких родителей могут попасть в очень конфликтное поле: родители, сами задавленные внутренними ограничениями не могут привить своему ребенку адекватного отношения к правилам, как к чему – то положительному, желательному и в конечном итоге делающему жизнь в обществе более приятной. И такой ребенок должен уже в широком мире столкнуться с правилами, на которые у него сформирована конфликтная реакция, как на нечто угнетающее свободу.

Интересно, что родители, которые сами пострадали от того, что им привили чрезмерно жесткое отношение к правилам и уже впитавшие такое отношение всем своим существом, будучи не в состоянии избавиться от него самостоятельно, часто страдают от довольно бестактного отношения окружающих.

Это естественно, так как они считают, что у них нет никаких прав, одни обязанности, не могут за себя постоять.

Когда такие родители растят ребенка «свободно», стараются не стеснять его правилами, они выращивают рядом с собой человека, который не готов считаться прежде всего с ними. То есть в семье они выращивают себе тут же среду, от которой страдают в широком социуме. Теперь у их детей есть все права в семье, «они свободны», Вот только родители рядом с такими детьми несколько ущемлены в своих правах. Внутренний конфликт, невнимание к своим интересам, таким образом может иметь очередное воплощение во внешнем мире: в отношениями с подросшими детьми.

Бунт против ограничений через ребенка часто носит незрелый, слишком категоричный характер:

Одна мама на основании того, что ее в детстве перегрузили домашней работой вообще освободила свою дочку от каких бы то ни было обязанностей по дому. Нетрудно догадаться, что в итоге девочка выросла довольно эгоистичной, ожидала, что за ней все будут ухаживать. Прежде всего пострадала сама мама, которая как и в далеком прошлом оказалась перегружена работой по дому, постоянно должна была обслуживать домочадчев.

Другая мама, также желая свободы своему ребенку, не давила на сына в плане образа жизни и спорта. Предполагалось, что живая натура мальчика сделает свое дело, и мальчик непременно увлечется какой – то регулярной физической активностью. Эта мама также с отвращением вспоминала о принуждении, которому подвергалась в детстве: отец заставлял ее выходить на совместные пробежки, которые она ненавидела. Расчет оказался неверен и кроме пассивности мальчик к подростковому возрасту имел проблемы с весом и серьезные нарушения осанки.

Развитие событий в этих двух историях походит на движение маятника: из одной крайности в другую и похоже, чем более экстремальна одна крайность, тем более ярко проявляется другая.

3. Отдельную категорию составляют социопатические граждане, считающие, что мир должен прогнуться под них и осознанно проповедующие философию эгоцентризма и равнодушия к окружающим.

Эти три категории родителей с большим трудом или неохотой прививают правила детям, создавая им в будущем проблемы.

Вторая стратегия отношения к правилам - чрезмерная к ним приверженность, принцип «Правила превыше всего». Немалая часть родителей очень старается в отношении правил, им кажется, что весь набор правил ребенок должен выполнять чуть ли не с пеленок. Это те самые родители, которые демонстрируют заметное беспокойство, когда их полуторагодовалый ребенок не говорит «Здрасте-досвидания-спасибо» хотя бы на языке жестов. Они очень волнуются, когда нарушение правил происходит даже у самых маленьких детей. Такие родители готовы несмотря ни на что добиваться соблюдения правил, часто весьма жесткими методами, без учета возраста ребенка. 

Как передавать правила ребенку

Для того, чтобы ребенок научился следовать правилам, они должны быть ему как минимум предъявлены. Гуманная идея о том, что ребенок «сам все поймет» раз за разом разбивается о суровую реальность: дети, которых не ограничивают по каким бы то ни было соображениям трудно переносимы для окружающих и эмоционально неустойчивы в результате напряжения в межличностных контактах. Но, даже если не жалко окружающих, правила для ребенка очень важны, рано или поздно ребенок, которого вырастили без правил, столкнется с отторжением других людей.

Нарушение правил одним человеком всегда обеспечивается множеством людей, которые эти правила соблюдают. Например, для того, чтобы экстремально вести себя за рулем на дороге, нужно быть уверенным, что остальные будут вести себя по известным правилам. Без этого условия лихачить будет не с руки, так как поведение окружающих трудно предсказать. Сразу все не смогли бы проявлять себя как хочется, это создало бы слишком острый конфликт интересов. Соответственно люди очень злятся на тех, кому, как говорится, закон не писан, ведь они нарушают правила за счет тех, кто их соблюдает.

Невозможно написать свод правил для всех возрастов. Поэтому возникает масса вопросов: может ли ребенок соблюдать правила поведения за столом, в каком объеме с какого возраста? Что можно ждать от него в плане самоконтроля в общественных местах? И т.д. Здесь легко впасть в обе крайние позиции, описанные выше: отменить все правила в рамках логики «этожедети» или требовать от ребенка соблюдения всех правил по принципу «правила важнее всего». Где найти ту границу, что позволит воплотить здоровый подход?

Семьям, имеющим более одного или двух детей ответ найти бывает проще, они лучше знают детей, видят как они растут, имеют больше опыта.

Самое правильное определять не необходимость правил вообще, а ту степень участия, которую должны обеспечить родители в соблюдении дисциплины своими детьми. Так, ребенку 8 лет достаточно сообщить, что где-либо бегать нельзя и он, скорее всего, вас послушает. Но ребенку 2 лет об этом сообщать практически бесполезно, он не может в силу физиологии и слабой социальной включенности сдерживать свои порывы. Значит ли это, что дети 2 лет обязательно будут бегать, не признавая правил, а на самом деле, будучи просто не способными эти правила достаточно полно воспринять? Вовсе нет, просто от родителей 2 летних детей требуется гораздо большая включенность ради соблюдения этого правила.

Обеспечивать приемлемое поведение маленького ребенка нужно не понуканиями и одергиваниями, а своей включенностью в его активность.

Мама трехлетнего Саши привела его к врачу, мальчик очень резвый и непоседливый хотел проводить время, исключительно бегая по коридору как можно быстрее. Мама же этого не хотела, справедливо полагая, что такое занятие больше приемлемо в парке на прогулке. Она вылавливала его в конце коридора, волокла на стул, сажа рядом с собой и говорила «Ну, посиди же ты спокойно!».

Мальчика хватало секунд на 10, потом он начинал потихоньку сползать со стула, возиться на полу, при любой возможности удирал от матери, и ситуация повторялась с незначительными вариациями. Женщина, измотанная непослушанием (по – видимому ежедневным) искренне старалась воздействовать на малыша и призвать его к порядку. Но она не учла самого главного – возраста ребенка и особенностей его темперамента. Ребенок 3 лет не может просто сидеть спокойно, если он психически здоров.

Просто посадить ребенка рядом с собой в ожидании, что он останется сидеть – непростительная наивность. Он не будет этого делать, если только ничто значительное не привлечет его внимания.

Это понимал папа другого мальчика, назовем его Коля. Он также вынужден был ждать в очереди в приемной врача, но этот папа был неплохо осведомлен об особенностях детской психики и подготовлен к долгому ожиданию в очереди. Он взял с собой небольшую игрушечную железную дорогу и, заняв очередь, расположился вместе с сыном на широком подоконнике в конце коридора. Быстро построив необходимую конструкцию, папа с сыном, казалось, неплохо проводили время, кстати, привлекая и других малышей к игре. После более, чем 40 минутного ожидания в очереди мама Саши была вымотана до предела, сын расстроен. Пара же из второго примера, напротив, была довольна проведенным временем и друг другом.

С первого взгляда кажется, что первая мама активно передавала сыну правила поведения в общественном месте, а папа Коли просто отвлек мальчика. Но результат во втором случае будет гораздо лучше и в отношении правил, и в плане контакта папы и ребенка. Папа Коли НА ДЕЛЕ транслировал ребенку правило. Он обеспечил вежливое (никому не мешающее) поведение сына.

Также поступают родители, которые серьезно готовятся к длительному авиа перелету с детьми. Они понимают, что дети маленькие, и им будет трудно сидеть на месте много часов. Но также они понимают, что сделать это будет необходимо и ребенку потребуется смирно сидеть хотя бы некоторое время. Как этого добиться? Одергивать ребенка и делать ему миллион замечаний? А может согласно тактике «этожедети» сделать вид, что это какой – то посторонний ребенок, и с его активностью ничего поделать нельзя? И путь он развлекает себя, как придумает: может, будет ходить по салону, может играть с креслом впередисидящего пассажира, кто его знает?

Разумный выход – занять ребенка чем – то интересным, не надеясь на то, что он посидит тихонько, пока вы будете общаться с друзьями или спать.

До тех пор, пока ребенок слишком мал, чтобы отвечать правилам поведения в обществе, родители несут эту ответственность за него и обеспечивают соблюдение правил. Так в длительный перелет полезно запастись спокойными играми, идеями и, главное, намерением проводить время с ребенком, удерживая его внимание, не предоставляя самому себе. Именно так ребенок постепенно понимает, что и где можно делать, а что нежелательно.

Обеспечивая соблюдение правил маленьким ребенком, конечно, разумно сопровождать свои действия пояснениями:

«Здесь в мячик не играют, давай поиграем в слова!»

«Давай мы сядем в сторонке, чтобы никому не мешать пока ждем заказа, и я тебе нарисую одну интересную загадку, сможешь отгадать?»

«Здесь надо вести себя тихо – тихо, будем разговаривать языком жестов. Сможешь понять, что я скажу тебе?»

«Пока мы стоим в очереди играть шумно не нужно, давай лучше, чтобы не скучать, придумывать с тобой сказку!»

В приведенных примерах родитель:

- озвучивает правило
- не ждет, что маленький ребенок будет соблюдать его благодаря самоконтролю, а понимая особенности возраста, предлагает интересную альтернативу ребенку.

Если родитель не только озвучивает правило, но и обеспечивает его соблюдение адекватными и не оскорбительными для ребенка средствами, то оно будет принято, и впоследствии будет воплощаться ребенком самостоятельно. Если же правило введено сверху, но его соблюдение либо не обеспечивается, либо обеспечивается жестокими методами, то, скорее всего, впоследствии ребенок не сможет его бесконфликтно соблюдать.

Понимание правил и возможность соблюдать эти правила без внутреннего конфликта – важный фактор социального интеллекта ребенка. 



Просмотров: 413
Рекомендуем почитать


Популярное на сайте
Почему в школе нет каллиграфии? Где найти нормального мужика(мнение одного мужчины) Ребёнок выживший в результате аборта Настоящий мужчина. Какой он? Веды: обязанности мужа Все беды женщин от ума и недостатка мудрости